возрождение традиций повивального дела 
Святое семейство
 
Ода родам  
   
Главная
Новости
Повивальное искусство
История водных родов
Наши единомышленники
Автор сайта
 
 
 
   

ОДА РОДАМ

Главы из книги "Родиться по собственному желанию"

О приобретении книги.


*имена участников изменены*


2001 год.

603 роды.     Ему 58, ей 31, — двойня.
.

Вот смотрите, какой интересный случай! Ох, уж этот 2001 год — хочу пролистнуть его, но все никак, тут такие случаи, о которых нельзя не говорить!

38-е у меня дома.

Полина, мама — 31 год, и отец детей, которых родилось двое, Дмитрий, ему было 58 лет. Вот таки родители — 31 и 58.

Меня с Ангелиной познакомила ее родная сестра, которая к тому времени родила у меня четверых детей. Полина, она по характеру очень робкая, хотя повод к тому, чтобы сделать такой решительный шаг, как родить дома у нее был. Потому что она уже потеряла ребенка, рожая в системе здравоохранения, она просто потеряла ребенка на второй или на третий день после рождения. И виноват в этом участковый врач, который не поинтересовался, кем работает беременная женщина, не является ли эта работа вредной для ребенка. А Полина была тренером по плаванью. Большой плавательный бассейн, со всеми хлорками, которые обеззараживают воду. И представьте, вот с такого большого объема, с грандиознейшего объема воды, испаряется хлор. А чем является хлор для нашего организма? Ядом! Бывают особо чувствительные люди, у которых голова кружиться, даже когда хлор испаряется из ванны. А здесь вот с такого объема испаряется весь этот хлор, и женщина, будучи беременной, работает тренером, и вдыхает эти ядовитые испарения вместе со своим ребенком каждый день по восемь часов… Когда ребенок после родов погиб, ей, конечно, выдали справку паталогоанатомическую, что у нее внутриутробная инфекция — самый распространенный диагноз, который ставят, когда не знают настоящую причину, «дежурный диагноз» — мощная защита врачебных ошибок, так себя ограждают от ответственности. Она не стала, конечно, уточнять, что это за инфекции, потому что ей уже не до уточнений было — ей сердце ранили. Но когда мы стали с ней беседовать, я поняла, что отравился ребенок вот этим хлором. Она, вдыхая его будучи на такой работе, ребенка потеряла… А когда ребенка не стало, не стало и брака — она с мужем первым развелась…

И вот Полина живет здесь, недалеко от своей сестры, которая уже родила четверых детей дома. Сама сестра — врач-невропатолог, и муж ее тоже врач-невропатолог, — вот такая у них медицинская семья. Полина, познакомилась с Дмитрием, которому 58 лет, и который очень непростой человек.

У Дмитрия не шибко какое здоровье — в поясничном отделе у него грыжа, и позвоночник у него такой непокладистый. Но, тем не менее, Полина зачала, и вот такому болящему мужу боится об этом сказать. А ей снятся периодически сны вещие о детях. Но Дмитрию первому приснились во сне две птички в гнезде, и он тоже об этом умалчивает. Полина сходила на УЗИ, как это принято сейчас. И вот она приходит домой, и на пороге начинает реветь, пришла домой после УЗИ и ревет. Дмитрий к ней с утешениями:

– Что ты, Полина, ревешь, я тут двух птичек во сне давно видел. У тебя что — двойня? Что ж ты ревешь?

– Ну, «что, что», ты у меня больной, как же нам с двумя… Нам бы хоть один, а тут двойня…

Он ее быстро утешил:

– Ну что делать, двойня так двойня, таких два хорошеньких маленьких птенчика.

Успокоил ее, говорит:

– Я уже давно об этом знаю, что ж ты глупая пошла на УЗИ, а я и без УЗИ все это видел.

Вот он такой человек. Пришел к вере, ходит в храм. Жесткость, правда, в нем иногда проявляется, но что делать — каждый по-своему идет по жизни.

Вопроса о том, где рожать вот этих вот птичек из гнезда у них не стояло. Полина знает, что сестра рожает у меня, и память о том умершем погибшем ребенке тоже была жива. То есть, она не хотела идти в роддом, и решила рожать дома.

Полина приехала посмотреть на меня и поговорить со мной — такая неуверенная еще пока, в сомнениях. Пришла, вяло что-то бормочет, я ей какие-то рекомендации даю, она: «Да, да...». А потом она как-то поверила в меня, начала ходить с нами в баньку, париться. Выполняла мои рекомендации, подпитывала себя, подкармливала — она такая бледненькая, хиленькая, хотя сама спортсменка. Когда-то она занималась плаванием, а профессиональный спорт очень губит здоровье. Они поднимали штангу — пловцы, я тоже в свое время занималась плаванием — знаю, какие там нагрузки. А Полина подростком начала заниматься, она такая девочка высокая, с данными хорошими, ее тренеры рано прибрали к рукам и начали из нее «выкачивать», и у нее «вразнос» пошел позвоночник. И суставы тоже как-то плохо стали себя вести. Вот такая какая-то она болезненная, хотя спортивного склада женщина. Но я не об этом, я о том, что у нее двойня внутри и ее нужно выносить и родить. Она пришла ко мне, и мы начали с ней их смотреть. «Смотрю» я руками — УЗИ я не люблю. Когда она мне рассказала, что была на УЗИ, я говорю:

– Что ты хулиганишь, больше туда не ходи, если надо будет еще раз, мы с тобой сходим после моей диагностики.

Акушеры, которые любят свое дело, они могут все «увидеть» руками.

Тут долго можно рассказывать, как развивалась эта беременность, как эти детки росли, как видно было, как они меняются, какой сидит выше, какой ниже. И что они вначале сидели головкой один вниз — другой вверх, а потом они повернулись оба вниз. Как «нижний» ребенок по развитию сначала опережал того, который сверху был над ним, а потом, по ощущениям опять же — я только про свои ощущения руками рассказываю — «верхний» ребенок догнал по размерам «нижнего». И судя по тому, какая попка у «верхнего» ребенка пухлая, я предположила: «Наверное, это девочка». Вот такие подсказки идут, когда смотришь беременность.

Двойни чаще рождаются в 35-36 недель, хотя и до 38-ми можно беременность многоплодную доносить. Эти детки на 36-ой недели захотели родиться. Начали подтекать воды. Да и нагрузка на маму уже была очень большая — дети крупные, за 3 кг: мальчик весил 3150 и 50 см, а девочка — 3200 и 48 см, такая «квадратная» девочка вышла.

Девочку назвали Машкой, а мальчика — Гришкой. Он — как грач черный, ежик такой вперед торчит, волосы у него черные-черные, а девчонка — беленькая-беленькая, такой «одуванчик». Девочка на 50 г тяжелее родилась — как руками было «видно», что она опережала по развитию в утробе. А мальчик зато на 2 см длиннее. Так что, когда они родились, на первый взгляд казалось, что он крупнее.

Какая здесь особенность: началось рождение этих детей, отошли воды, но схваток не было. Я Полину попросила лечь в ванну, посмотреть, как будут развиваться события. В тот день у нас баня должна была быть по плану, а у Полины уже ноги сильно оттекали, нагрузка была, конечно, огромная — больше 6-ти кг только дети, а там еще воды, там еще плаценты, и т.д. Ноги отекали, и я ее периодически просила , она беспрекословно слушалась, чувствовала эффект от этого, но к концу дня у нее опять отекали ноги. Когда потекли воды, я говорю:

– Ну что, Полина, схваток нет, пойдем с тобой спокойно в баню на Чайковского.

А мы только что ходили туда, и знали, что она работает. Подходим к бане, причем мы шли пешком, с отходящими водами, схваток не было. Вот пришли, а она закрыта.

– Ну что делать, париться все равно надо, давай потихонечку пойдем на Мытнинскую.

Это ходьба была, как стимуляция. Мы идем и я чувствую, что ей тяжеловато, хотя она молчит, и не спорит со мной, ноги отекшие. Я говорю:

– Ладно, давай голосуй машину, чтобы нам время не терять, чтобы нам еще было время попариться.

Мы приехали на Мытнинскую, в дровяную баню. И когда парились мы там, подходит какая-то женщина и кладет Полине руку на плечо. А я там хлопочу возле нее: то ножки ей попарю, то обливаю ее . Все вокруг же видят, что женщина сидит с запредельным таким животом. Так вот, подходит женщина и кладет на плечо Полине руку и говорит:

– У вас все будет хорошо.

Вот как Господь с нами разговаривает, через людей, подходит женщина говорит: «У вас будет все хорошо!».

Ну, мы попарились, приехали домой ко мне, схватки усиливаются. Но поскольку там у нее какие-то сердечные недомогания, я к ней очень по-матерински, жалеючи ее за такие боевые заслуги, что человек вынашивает все-таки двух детей, думаю: «Дай-ка я, чтобы ей боль скрасить, дай я ей «Баралгин» сделаю». Он ее расслабил, чувствую — хорошо так пошли схватки от этого, и открытие хорошо подалось, довскрыла ей пузырь, развела оболочки. Пошли в водичке в ванночке полежать, тут она додремывала и в то же время схваточки такие были мягкие, приличные. И так вот мы пролежали до пяти часов утра, и как раз уже полное открытие и рождение первого ребенка.

Гришка родился в 5.25.

Двойни я уже принимала в домашних условиях, и когда в , тоже. Но такой интервал в первый раз — следующий ребенок родился только через час. Я думаю, что это из-за «Баралгина. На второй час после введения «Баралгин» максимально начинает действовать и может снизить родовую деятельность.

Родился Гриша, мы его подержали в воде, у него появилась поисковая реакция, мы приложили его к груди, он даже начал сосать. Сосет, сосет, а следующего ребенка, сестренки Машки, никак и нету. Машка там сидит еще, ждет, пока братец насосется.

Только через час начались схватки посильнее, и подошел следующий пузырь, я его вскрываю, ребеночек опускается и рождается тоже головкой.

Родилась Машка. У нее было обвитие, но оно не принесло никаких осложнений.

Мы ждем отделения последов. Для меня всегда этот период самый волнительный — как отделится послед — а здесь два последа. Они лежат друг возле друга по левому ребру матки. И я смотрю: начинается подкравливание, но я жду до какого-то момента. Долго ждать нельзя, потому что гемоглобин у Полины был не очень большой. Смотрю, уже кровопотеря накапливается. Я говорю:

– Ребята, все — надо идти на ручное отделение.

И получается так, я вхожу в матку — первый послед лежит там, уже отделившийся, а следующий пришлось просто соскабливать. Второй послед «забыл», что ему надо отделяться и выходить, и я его отделила. Но, Слава Богу, кровопотеря там была небольшая, в пределах литра. В старых учебниках написано, что если женщина при родах потеряет в пределах литра крови, то это нормальная кровопотеря. А поскольку у нас народ такой дюжий, и Полина успела подкормиться витаминами, — для нее эта кровопотеря не имела негативных последствий.

У нас фильм отснят об этих родах. Мама Полины — бывшая медсестра, работала когда-то в реанимации, в почечном отделении. Она взялась помогать в родах, стояла там рядышком, держала ребеночка, когда я ее просила.

После того, как дети родились, я старалась их как можно дольше подержать «на пуповине» (то есть не перерезали пуповину, давали возможность побольше детям подпитаться от последа). Мальчика держала 5 часов, а вторую, девочку — 6 часов. И мы даже облили их вместе с последами (чего у меня обычно не бывает). Когда Полина устала лежать в ванне, мы перенесли ее на кровать вместе с малышами, но не отделили их от последов, чтобы энергии и питания, которые еще продолжают поступать из плаценты, им как можно больше досталось.

В фильме видно, как мы одновременно их кормим, в каких положениях, и это очень здорово, и какие они оба разные: один черненький, другая беленькая такая.

И вот я помню момент интересный — я Гришку взвешиваю безменом в узелке за 4 угла, он у меня висит, и в это время звонок. Мне дают трубку. Звонят родители, у которых будет тройня и говорят:

– Вы знаете — нам нужен ваш совет — сколько детей из тройни надо убить, чтобы сохранился хотя бы один?

Потому что врачи им это предлагают. Там суррогатная мама и у нее произошло зачатие троих, оплодотворение трех клеток. И по нашим медицинским советам, чтоб один уцелел надо двоих убить. Хотя гарантии, что последний не пострадает при этом, нету, а я взвешиваю двойню — представьте мою реакцию:

– Никаких убийств, надо всех рожать и все будет хорошо.

Позже я узнала, что там родились трое замечательных малышей. Когда я время от времени вижу их маму, она всегда говорит мне слова благодарности:

– Если бы не ты, у мен бы не было моих деток. Благодаря тебе мы сохранили всех троих, а так, может быть, поддались бы на уговоры врачей, и ни одного не сохранили бы!

– Да что я, это вот Господь все подсказывает нам.

Вот такой совет, вовремя сказанный, что нужно всех троих сохранить — теперь трое прекрасных деток. Неизвестно, может быть, никто и не уцелел бы при этой операции… Представьте, каково ребенку в утробе, когда рядом убивают его брата и сестру?!… Так что Полинина двойня помогла еще троим детишкам появиться на свет! Вот такой Божий промысел.

Полина с детками у меня полежали, отлежались. День такой июньский солнечный был, когда я их выписывала. Приехал папа, который, конечно, не смог при всей этой картине родов присутствовать. Хотя картина была очень приличная, не считая ручного отделения. Он во время родов пошел в храм молиться. Мы ему позвонили, когда все закончилось, а он:

– Ну, что там, что там?

Боялся даже спросить…

И вот они с Полиной стоят там, под нашими каштанами во дворе, с этими двумя кулечками…

Бабушка у них такая героическая, которая в 70 лет вызвалась помогать, вспомнила свои медицинские навыки и закалку.

Полина тихая-тихая такая, скромная, но упертая — выдержала все. Так что молодцы они — Полина и Дмитрий, вот такая семейная пара. Представляете, какие мужчины — в 58 лет зачал себе двоих птенчиков! И родили, и Слава Богу!

   Переутомление перед родами. 9 дней текут воды.
   Побег из роддома 2. Мудрые дети.
   Любящая женщина — основа семьи.
   «За меня это никто не сделает»
   Ему 58, ей 31, — двойня.
   Роды в 42. Беременность — обновление организма.
   Отрицательный резус. Помощь Небесная.
   Поздний выкидыш.
   Все роды за 2001 год.
       
2006-2007, Повитуха.ру.
Использование материалов без разрешения авторов сайта запрещено.
Сайт разработан и поддерживается Abacus Ltd