возрождение традиций повивального дела 
Святое семейство
 
Ода родам  
   
Главная
Новости
Повивальное искусство
История водных родов
Наши единомышленники
Автор сайта
 
 
 
   

ОДА РОДАМ

Главы из книги "Родиться по собственному желанию"

О приобретении книги.


*имена участников изменены*


2001 год. 22 родов.


Все очень индивидуально, как сердце подсказывает, как женщина сама хочет. А это хотение оно идет из глубин нашего сознания, которые есть древняя память, связь с предками, с родом, с природой. И, когда женщина чувствует, что она не хочет сейчас рожать, ей надо верить — этими чувствами руководят Небеса. (592 роды)

Такая девочка необыкновенная, про таких детей можно сказать, что они очень смиренные, они такие сами в себе, очень умные. Они не дети — это маленькие взрослые человечки, очень думающие, очень глубокие и очень такие разумные без детских всяких «уси-пуси», капризов таких. Вот такая мудрость в этих глазах детских, по-другому не скажешь. Бывает взрослый не такой умудреный, как этот человечек в 3 года! Столько мудрости в этих глазах, в этом поведении, в жестах, в этих поступках, это надо видеть, какого ребенка им дали, по-взрослому разумная такая. (598 роды)

Вот такой долгожданный подарок в 42 года явился в лице мальчика под именем Андрей. Для наших медицинских догматов 42 года — это замшелая повторнородящая, хоть перерыв-то небольшой, но 42 года — это вам обеспечено: «Дорогая женщина, как же вы можете в 42 года сами родить, это практически невозможно». Очень даже возможно! Она хорошо парилась, и справилась с такой задачей. Я очень люблю этот возраст и всем советую под 40 еще раз родить. Гормоны беременности женщину очень украшают и оздоравливают и обновляют организм. (608 роды)

Вот на этом примере еще и еще раз можно убедиться, что женщина — это «цемент» для семейного благополучия, если она такая мудрая, тонкая, смиренная. Хотя такое могло быть, что семья могла развалиться вообще запросто. Тем более по религиозным убеждениям: православные с мусульманами, они не очень дружат. Но вот умные, душевные, любящие люди и для них нет таких преград, они могут найти общий язык, хранить семью, растить детей. Главное, чтобы был этот свет между ними, это солнце между ними под названием любовь, и этот цементирующий фактор — женщина любящая. (600 роды).


 
592 роды.     Переутомление перед родами. 9 дней текут воды.
.

Начался 2001 год. Роды 592 — это Оля, тридцать один год, и Владимир, тридцать лет.

Это совсем непростая история, которая началась еще 7 января, в Рождество, в Господский праздник накануне моего профессионального праздника .

Олечка ко мне позвонила и сказала, что у нее отходят воды, а беременность была тридцать пять недель. Поскольку это повторнородящая женщина, и перерыв небольшой — всего полтора – два года, решила приготовить ванну — вдруг роды. Такие случаи уже бывали — можно и в 32 недели родить зрелого полноценного ребенка (См. ), а тут — тридцать пять. Набрала , жду, а она приехала и прямо с порога говорит:

— Ира, я не хочу рожать! Я настолько уставшая, настолько обессиленная, у меня нет никаких сил. Я хочу спать.

Спать, так спать — желание женщины для меня закон — стараюсь доверять ее интуиции:

— Вон диван расстелен — иди ложись.

Самое полезное в такой ситуации — выспаться, тем более, что была ночь. Мы решили, что в ванну не забираемся, ничего смотреть сейчас не будем, положили подкладную, легли и проспали до утра. А утром начали с ней разбираться.

Первую дочку Оля родила почти два года назад — крупная девочка, 4 кг, 53 см — очень энергичная, подвижная и рано просыпается по утрам. И так получилось, что Оля, будучи уже беременна вторым ребенком, плохо высыпалась, недобирала сна, поскольку и ночью надо было вставать к ребенку, и днем ей не удавалось прилечь, так что, за эти два года накопилась усталость нервной системы из-за недосыпания. А поскольку Оля еще и анемичная женщина — у них род анемичный, — у нее очень низкий гемоглобин. Плюс эти недоедания – недосыпания. И от всего этого истощенный беременный организм перенапрягся, и у Оли начали подтекать воды — произошло высокое вскрытие пузыря. Шейка была еще не сглаженная — длина больше фаланги пальца, открытие — два пальца. Сама шейка была еще жестковатая, хотя уже и набухание было, сочность была, рыхлость была тканей, но недостаточная для того, чтобы рожать, тем более, что не было сглаженности. От перенапряжения произошло высокое вскрытие, но пузырь наливался — чувствовалась флуктуация передних вод.

Мы решили понаблюдаться, подготовить шейку, походить в баню, выспаться — просто элементарно выспаться. Короче говоря, потом выяснилось, что Ольгу «направили» ко мне, как в дородовое отделение, чтобы она могла передохнуть перед предстоящими родами. Было совершенно явно видно, что ей это необходимо.

После того, как Оля выспалась, успокоилась, схватки куда-то делись. Иногда легкие такие незначительные напряжения живота были, но ни в пояснице, ни над лобком никаких болезненных ощущений. Мы ходили с ней в баню — первые две бани она даже не порозовела, щечки такие же бледные были. Смотрю на других девочек — они такие розовые, румяные, — а она как стенка белая. Ну, думаю, ничего себе, довела себя до такого безобразия. Только на третью баню «оне изволили» порозоветь.

Оля активно пила мумие — она от банки просто не могла оторваться, хотела его пить всегда.

Еще ей делала инъекции для подготовки шейки каждые двенадцать часов и пальцевой массаж. После введения препарата мы разогревали ткани грелочкой, чтобы лекарство быстрее всасывалось, и не было никаких затвердений в месте инъекции. После двадцати уколов, которые мы сделали, даже точечек не осталось, настолько это легко и хорошо пошло. Мы были приятно удивлены, что тепло так хорошо повлияло на рассасывание.

Каждый день Олю наблюдала: периодически смотрела, как готовится шейка, водила в баньку, гуляли мы на улице с ней, следила, чтобы были полноценными сон и питание. Так прошло девять дней, а воды все это время подтекали, как положено водам при высоком вскрытии пузыря. Оля продолжала пить мумие, которое мы употребляем не только для поднятия гемоглобина, но и как противовоспалительное средство, как антибиотик натуральный, который при вот таких вот ситуациях просто необходим.

И вот наступает 16 января — день перенесения мощей Серафима Саровского.

С утра схваточки – предвестники у нее постепенно усиливались, и в какой-то момент ближе к вечеру во время сильной схватки дорывается пузырь, и воды обильно вытекают — светлые, чистые воды, примерно 100 – 150 грамм. Рвется пузырь, и, где-то часа через три рождается девочка, которую назвали Серафима. Розовенькая, хорошенькая девочка. Уже было тридцать шесть с половиной недель, почти даже тридцать семь недель, девочка весила 3’200, 50 см. Совершенно нормальный ребенок, и никаких не нужно было срочных родоразрешений и стимуляций, тем более, когда женщина такая уставшая.

Все очень индивидуально, как сердце подсказывает, как женщина сама хочет. А это хотение, оно идет из глубины сознания, и когда женщина чувствует, что не хочет сейчас рожать, ей надо верить — этими чувствами руководит природа, у которой акушер должен учиться.

Так 592-е роды благополучно закончились рождением Серафимы.

Также см. в «Заметках повитухи»:

.

 
598 роды.     Побег из роддома 2. Мудрые дети.
.

Наталия, 29 лет и Николай, 32 года.

Это третья беременность, третьи роды. Люди живут за городом. Женщина у меня уже второй раз рожает, и мы знаем друг друга, первый раз они рожали у себя в бане Мы описывали эти роды в бане, очень колоритные такие. Это те же люди, только им рожать уже в третий раз.

Дело обстоит так: рядом Леспромхоз, там у них работает дедушка. Поскольку телефона личного нет, а мобильников тогда еще не было, Наталия, уже будучи в предвестниках, в таких уже ярких сильных предвестниках близких уже к родам, которые все усиливаются, идет в Леспромхоз и начинает мне звонить:

– Ира, у меня вот «то и то…» — это пора уже к тебе ехать, или это еще не пора?

И мне по телефону надо определить — то ли это будут в эту ночь роды, то ли надо еще подождать — вот такая «простая» задача. В таких случаях я обычно предлагаю:

– Давайте, если есть возможность, ляжем в ванну с водой.

Это может показать: если уже приближаются роды, то они вначале немного смягчаются, эти схваточки, но потом набирают темп и силу, и заканчиваются рождением ребенка. А если это предвестники, то в воде и на фоне спазмолитиков они «уходят», и женщина успокаивается и засыпает — вот такой вода индикатор. Ну, а если ванны нет — в частном доме нет ванны — Но-Шпа тоже такой хороший помощник. И чувствительные женщины, употребив его, испытывают смягчение предвестников, расслабляются, а предродовые схватки это не остановит. Проанализировав состояние через некоторое время, можно понять — в эту ночь это произойдет или нет.

И вот так мы перезванивались, и это все анализировали, употребляли эти наши спазмолитики. В эту ночь было еще не время.

На следующий день я поехала консультировать женщину в город Пушкин, это было во второй половине дня. Беседа затянулась, и меня уговорили там переночевать. Я сплю, и утром, в 8 часов, меня как подбрасывает на кровати — чувствую, что мне надо быстрее ехать домой, что я не могу ни лежать, ни спать, хотя для меня это очень несвойственно — люблю утречком поваляться, что называется «сова» такая: поздно лечь и попозже встать. А в то утро чувствую — ни спать, ни пить, ни есть, никаких чаев, ничего не хочу. И в голове: «Надо быстрее ехать домой».

Приезжаю, и тут сразу звонок: Наталия звонит мне. Я спрашиваю:

– Что такое, ты откуда такая звонишь, таким голосом полузамученным, полуиспуганным каким-то, таким вот странным голосом… Ты где?

– Я в 15 родильном доме.

– Что ты там делаешь!?

– А у меня схватки уже частые, я подумала, что я не доеду до тебя, и меня дед отвез в роддом.

– А муж где, где Николай?

– А он на службе, у него еще служба, он еще служит.

– Вы оповестили его?

– Нет, не оповестили.

То есть, у нее начались утром схватки. Звонит ко мне утром — Иры нет. А Николай, муж — на службе. Муж на работе, схватки начались, телефона нет на работе, нет связи. Поскольку, Наталия такой человек нерешительный, она испугалась, что она из пригорода не доедет до меня, к тому же она мне звонит — меня тоже дома нет. Вот она и поехала в ближайший родильный дом № 15. Платит там за платное отделение, ее уже раздевают, ее уже ведут в предродовую палату. Но, поскольку клиент дорогой, оплаченный, они разрешают ей еще раз позвонить по телефону. И она звонит мне, и я как раз вбегаю в дом — меня принесло домой из Пушкина. Я, конечно, взвилась: «Ничего себе, матушка, куда вы попали, однако», — и ей:

– Давай быстренько говори, — где отец ребенка? Муж твой где?

– Он на работе

– За ним поехали?

– Да, за ним поехали.

Дед, который отправил ее уже в 15 роддом, поехал за отцом на работу оповестить, что с женой вот такое. Я ей говорю:

– Ты можешь сейчас одеться полностью, взять одежду и ехать ко мне — я уже дома, я тебя жду? Ты можешь доехать сама — выйти на улицу, взять машину и приехать?

Но это не в ее характере. Это не тот человек. Она на это не может решиться.

– Нет, меня не выпустят.

Конечно, тебя точно не выпустят, вот другую какую-нибудь выпустили бы, а тебя нет.

Из 15 родильного дома удирали уже однажды , когда у нас двойня кричала: «Есть хотим!». Помните, мы такой описывали случай? Мамашка ночью через окно «под снотворным» через женскую консультацию выскочила, и в тапочках побежала при минусовой температуре до дома, потому что дети ее звали, и она это почувствовала — это был случай тоже с 15-м родильным домом. Но там человек был такой — решительный.

Короче, звонит Николай, и я ему объясняю, что ему нужно быстренько с дедушкой доехать до этого самого роддома, зайти и, никого не спрашивая, подойти к своей жене, сказать ей твердым голосом: «Одевайся!», забрать ее быстро под все расписки и везти ко мне — я набираю , я уже дома, и вы успеете, с этими схватками, успеете еще ко мне. А по дороге нужно поставить ее на четвереньки на заднее сиденье в машине — у них там такой маленький автобусик, — и тереть поясницу ей во время схватки, а она должна дышать «по-собачьи». Поскольку Николай — человек решительный, он все сделал именно так.

А Николай служит ни больше, ни меньше — священнослужителем, — отец Николай. И поскольку к нему прямо на службу приехали сообщить, что жену увезли в роддом, он, конечно, сорвался сразу после службы, и не успел снять облачение.

Ну, конечно, ему пришлось выслушать в больнице:

– Вы будете отвечать за все, батюшка.

– Конечно, только я и отвечаю за то, что будет с моей женой, дорогие мои.

– Вы об этом сильно пожалеете!

– Ну, что делать, посмотрим — на все Божья воля.

Он зашел, сказал «быстро одевайся!», она — послушная. Он ее забирает, «грузит» в машину, ставит на четвереньки. Представьте: надо с Гражданки через весь город проехать в Московский район. Маленький автобус, на заднем сидении на четвереньках стоит полуодетая женщина, и священник в облачении массирует ей поясницу!!! И это все на светофорах, на постах ГАИ — гаишники на них смотрели, открыв рот, и даже не остановили ни разу.

В общем, когда они подъехали, я уже мечусь по окнам, по подоконникам — где они. Уже чувствую по времени — должны подъезжать. Ванна уже готова. Наталия только подъехала — бросаюсь вниз, мы ее завели, сразу в ванну, она кричит:

– Ой, холодная.

– Сейчас горячей добавлю.

В общем, минут через 15-20 мы родили — хорошенькую девочку. Такая девочка необыкновенная, про таких детей можно сказать, что они очень смиренные, очень глубокие и очень такие разумные без детских всяких «уси-пуси», капризов там и кривляний всяких. Когда я с ее родителями разговаривала, они со мной соглашались. Я у них двоих детей принимала, так вот первая — Аня, — она становится самостоятельная, степенная. А эта, младшая, 3 года ребенку, я их на службе вижу — бывает взрослый не такой разумный, как этот человечек в 3 года! Столько мудрости в этом поведении, в жестах, в этих поступках — это надо видеть, какого ребенка им дали.

Вот так прошли эти роды. Они переночевали у меня, и на следующий день я их выписала, потом ездила к ним туда швы снимать. Там попарились мы потом — у нее банька, в которой мы рожали первого ребенка.

Такие интересные роды под девизом «Смелость города берет». Помог им Господь и доехать, и успеть, и родить нормально. И не в роддоме, а так, как хотелось: в самые трогательные моменты жизни быть наедине со своим супругом любимым, со своей супругой, со своим новорожденным малышом, чтобы ощущать, как Ангел спускается, чтобы благословить эти роды и встретить рождающегося ребеночка!

 
600 роды.     Любящая женщина — основа семьи.
.

Роды 36 в моем «бассейне». Народ так обозвал мою ванну.

И вот рожают у меня Лиза и Джафар.

Это очень интересная редкая семья. Такие на первый взгляд не сочетающиеся, но по воле Божией сочетаемые люди: она армянка, а он азербайджанец. Она — православная, он — мусульманин. Идет такое перетягивание каната — чья возьмет. Хотя она, конечно, на свою сторону не тянет, а просто подлаживается. Мудрость женская в этой семье. Лиза расцветает с каждым годом — ее терпение, ее тонкость, ее смирение, ее подлаживание, хотя это очень тяжело — такая ее работа по укреплению семьи. Вот на этом примере еще и еще раз можно убедиться, что женщина — это «цемент» для семейного благополучия — такая мудрая, тонкая, смиренная, прозорливая, я не боюсь даже этого слова — прозорливая жена. Я давно наблюдаю за этой семьей, за этой женщиной — и я помню, какая она пришла ко мне с первой беременностью — это просто «бодучая коза», по-другому не скажешь. И он такой «баран с закрученными рогами» — кавказский такой джигит, попробуй ты ему скажи что-нибудь. А тут два таких «козлика» друг напротив друга. И все это помножено на знакомство с сектой свидетелей Иеговы…

Я помню, как она меня не слушала и не выполняла то, что я ей рекомендовала, а выполнение этих рекомендаций является весомым, действенным средством в . Как результат такого поведения — в первый раз я ей делала ручное отделение, причем послед был с «долькой» — очень сложный, и я была уже на грани того, чтобы сдать ее в родильный дом, но Господь дал мне возможность отделить послед дома.

Помню, после этих первых родов они сидят и смотрят фильм — мы снимали видео о ее родах — и она мне клялась и божилась:

– В следующий раз я буду делать все, что ты только скажешь, все буду делать, буду слушать каждое твое слово.

На вторые роды она пришла более мягкая, более покладистая. Говорила:

– Меня мои мужики меняют.

И она не против этого, потому что она умная женщина и любит своего мужа. А когда есть любовь, тогда можно и смириться. Главное чтобы была любовь.

– Мои мужики меня воспитывают, и мне ничего не остается, как спиливать эти «рожки» и становится такой круглой мягкой мамой, которая всем угождает, под всех подлаживается.

Лиза действительно становится такой, хотя по характеру она такая энергичная, практичная такая, лишнего ничего нет, она даже когда по телефону звонит, ценит мое время и, соответственно, ценит свое — конкретно, четко, обращается только по важным вопросам, с ней приятно работать.

Это были третьи роды и, уж насколько Лиза такая деловая, такая энергичная, а здесь она после родов побыла у меня часов 12, что для нее очень несвойственно. Обычно она уже через час после родов как под «угаром»:

– Все, мы же все сделали — нам надо ехать, у нас там дела, у нас там ребенок еще один ждет, чего тут вылеживаться — нас ждут великие дела…

И она отъезжает. Конкретика такая во всем, в любых ситуациях, деловитость без лишних слов, расслабленностей. Какой тут отдых — встала, поднялась и пошла уже белье стирать.

А теперь — третьи роды…

На первых родах — ручное отделение последа, на вторых — отделился послед через 50 минут — мы дождались, не стали там ничего форсировать, выдержали все, и третьи — послед отошел через 27 минут. Конечно, для родильных домов и 27 минут — слишком долго, не станет никто ждать! А у Лизы такая особенность — любит все-таки послед вот так вот немножко «посидеть», задержаться.

У меня это были 600 роды, юбилейные — обычно Господь выбирает идеальную пару мне для юбилея, и я считаю, что эти роды прошли идеально для Лизы и Ждафара.

Лиза — она такая мяконькая, к мужу так мягко относится, никаких лишних вопросов ничего. Принесли большой букет роз, потому что это юбилей, у меня даже фотография есть — мои кошки серые на фоне этих роз, и все такие довольные!

В предыдущих, во вторых родах, Лиза говорила:

– Ты не раскладывай диван — я у тебя не задержусь.

А на третьих родах мы уже и диван разложили, она там даже полежала какое-то время, подремала, потом чаю попили. И только после этого она говорит:

– Ну, поедем, а то уже стемнело.

То есть все мягче и мягче, все теплее и теплее. И Лизонька такая стала смиренная, и между ними с Джафаром все более теплые отношения.

Хотя в начале их совместной жизни были такие моменты, что семья могла бы запросто развалиться. У армян с азербайджанцами серьезный национальный конфликт, плюс разные религиозные убеждения — христиане с мусульманами — они не очень дружат. Но вот встречаются умные, душевные, любящие люди и для них нет таких преград, они могут найти общий язык, хранить семью, растить детей. Главное, чтобы был этот свет между ними, это солнце между ними под названием любовь, и этот цементирующий фактор — женщина любящая.

Она своим образом жизни показала, уговорила, объяснила — и он поддался, и он захотел пойти на встречу — он разрешил покрестить детей, всех троих. Она часто водит на Причастие деток. Вся семья православная, а он — мусульманин, но имеет место вот такое семейство.

Да, и вот еще интересный момент — после того как мы родили, мы имя начинаем подбирать, на какое имя похож ребенок. И вот, в очередной раз, я держу этого ребеночка в руках, а Лиза меня спрашивает — у нее есть такое свойство: она меня спрашивает, а я отвечаю первую мысль, которая приходит в голову.

– Ну, как ребеночка назовем, как ты считаешь — как зовут этого ребеночка, озвучь, что тебе кажется?

Я так смотрю на этого мальчишечку хорошенького, и мне приходит такая мысль в голову:

– Лиза, что-то такое очень восточное, не могу даже произнести, у меня нету в перечне такого, в моем запасе таких имен нет, но это что-то очень восточное.

– Правильно, его зовут Мухаммед.

Я не могла озвучить такое экзотическое имя, но я его почувствовала. Они действительно назвали мальчика Мухаммедом, очень восточное имя. Так что вот такие Мухаммеды рождаются в нашей квартире.

 
601 роды.     «За меня это никто не сделает»
.

Валя, 23 года, Петр 31.

Они рожают своего первенца, первенец неслабый такой — 4200 и 55 см в длину. У Вали нарушение обмена веществ, у нее гормональная недостаточность была. Женщина набрала много веса — более 20 кг, такая полная, рыхлая. Но она старалась, готовилась, выполняла все мои назначения.

Вначале родов Валя вроде подустала, подраскисла, но нашла в себе силы, собралась и все сделала очень хорошо. Было очень непросто у нее: и длительный период раскрытия, и предпотужной период 4 часа. Вытуживать такого ребеночка — 4200 — при ее гормональной недостаточности и ее сидячем образе жизни — а она бухгалтером работала, — нелегко. Но Алексей, муж, про нее рассказывал, что она, когда ходила с ними в поход — а он ее в походе приметил, — если трудно, она хоть и ноет, но идет, все равно уперто идет к цели, хотя и боится, и брюзжит, но все равно идет, и идет, и идет. И вот это качество очень помогло во время потужного периода, когда она уже часа 1,5 протужилась, и уже «никакая-никакая», вялая, мы уже дошли до того, что она сидит на корточках возле дивана, держится руками — схватилась под диваном за такую планку специальную. Мы сидим напротив друг друга на полу, и я смотрю вагинально, как движется ребенок.

Валя потом говорила:

– Я в какой-то момент поняла, что кроме меня этого никто не сделает.

Это крылатые слова, это нужно писать просто везде в родильных домах — и у меня, и везде, где рожают: «Кроме меня это никто не сделает». Нужно просить: «Господи, помоги мне, дай силы».

Люди верующие, у которых первый помощник — Господь, они рассказывают: «Когда силы кончались уже у меня, я начала просить Пресвятую Богородицу, и Господа просить и почувствовала, как мне вливаются силы, откуда-то взявшиеся».

И пошла, пошла, пошла работа, и у Вали какой-то подъем энергетический пошел после 1,5 часов потуг, у нее прояснились глаза. Она сказала:

– Давай, давай, ты смотри, я буду тужиться, а ты смотри и говори, как там ребенок опускается.

И она вытужила своего ребеночка, даже без разрывов. А папа, уставший от наших акушерских бдений, лежал тут рядом на диване, и поскольку ему и так тяжело было — у него болезненное такое детство было, — мы с него уже ничего не спрашивали. Он все что мог, сделал, все что мог, отдал, и положился на волю Божию, а мы с Валей ноздря в ноздрю двигались к намеченной цели. Вот так прогнозы Петра, его надежды оправдались, что Валентина хоть и ноет, но идет вперед. А тут еще Господь дал второе дыхание, и все обошлось благополучно. Очень непросто было, но все закончилось благополучно, Слава тебе Господи!

 
603 роды.     Ему 58, ей 31, — двойня.
.

Вот смотрите, какой интересный случай! Ох, уж этот 2001 год — хочу пролистнуть его, но все никак, тут такие случаи, о которых нельзя не говорить!

38-е у меня дома.

Полина, мама — 31 год, и отец детей, которых родилось двое, Дмитрий, ему было 58 лет. Вот таки родители — 31 и 58.

Меня с Ангелиной познакомила ее родная сестра, которая к тому времени родила у меня четверых детей. Полина, она по характеру очень робкая, хотя повод к тому, чтобы сделать такой решительный шаг, как родить дома у нее был. Потому что она уже потеряла ребенка, рожая в системе здравоохранения, она просто потеряла ребенка на второй или на третий день после рождения. И виноват в этом участковый врач, который не поинтересовался, кем работает беременная женщина, не является ли эта работа вредной для ребенка. А Полина была тренером по плаванью. Большой плавательный бассейн, со всеми хлорками, которые обеззараживают воду. И представьте, вот с такого большого объема, с грандиознейшего объема воды, испаряется хлор. А чем является хлор для нашего организма? Ядом! Бывают особо чувствительные люди, у которых голова кружиться, даже когда хлор испаряется из ванны. А здесь вот с такого объема испаряется весь этот хлор, и женщина, будучи беременной, работает тренером, и вдыхает эти ядовитые испарения вместе со своим ребенком каждый день по восемь часов… Когда ребенок после родов погиб, ей, конечно, выдали справку паталогоанатомическую, что у нее внутриутробная инфекция — самый распространенный диагноз, который ставят, когда не знают настоящую причину, «дежурный диагноз» — мощная защита врачебных ошибок, так себя ограждают от ответственности. Она не стала, конечно, уточнять, что это за инфекции, потому что ей уже не до уточнений было — ей сердце ранили. Но когда мы стали с ней беседовать, я поняла, что отравился ребенок вот этим хлором. Она, вдыхая его будучи на такой работе, ребенка потеряла… А когда ребенка не стало, не стало и брака — она с мужем первым развелась…

И вот Полина живет здесь, недалеко от своей сестры, которая уже родила четверых детей дома. Сама сестра — врач-невропатолог, и муж ее тоже врач-невропатолог, — вот такая у них медицинская семья. Полина, познакомилась с Дмитрием, которому 58 лет, и который очень непростой человек.

У Дмитрия не шибко какое здоровье — в поясничном отделе у него грыжа, и позвоночник у него такой непокладистый. Но, тем не менее, Полина зачала, и вот такому болящему мужу боится об этом сказать. А ей снятся периодически сны вещие о детях. Но Дмитрию первому приснились во сне две птички в гнезде, и он тоже об этом умалчивает. Полина сходила на УЗИ, как это принято сейчас. И вот она приходит домой, и на пороге начинает реветь, пришла домой после УЗИ и ревет. Дмитрий к ней с утешениями:

– Что ты, Полина, ревешь, я тут двух птичек во сне давно видел. У тебя что — двойня? Что ж ты ревешь?

– Ну, «что, что», ты у меня больной, как же нам с двумя… Нам бы хоть один, а тут двойня…

Он ее быстро утешил:

– Ну что делать, двойня так двойня, таких два хорошеньких маленьких птенчика.

Успокоил ее, говорит:

– Я уже давно об этом знаю, что ж ты глупая пошла на УЗИ, а я и без УЗИ все это видел.

Вот он такой человек. Пришел к вере, ходит в храм. Жесткость, правда, в нем иногда проявляется, но что делать — каждый по-своему идет по жизни.

Вопроса о том, где рожать вот этих вот птичек из гнезда у них не стояло. Полина знает, что сестра рожает у меня, и память о том умершем погибшем ребенке тоже была жива. То есть, она не хотела идти в роддом, и решила рожать дома.

Полина приехала посмотреть на меня и поговорить со мной — такая неуверенная еще пока, в сомнениях. Пришла, вяло что-то бормочет, я ей какие-то рекомендации даю, она: «Да, да...». А потом она как-то поверила в меня, начала ходить с нами в баньку, париться. Выполняла мои рекомендации, подпитывала себя, подкармливала — она такая бледненькая, хиленькая, хотя сама спортсменка. Когда-то она занималась плаванием, а профессиональный спорт очень губит здоровье. Они поднимали штангу — пловцы, я тоже в свое время занималась плаванием — знаю, какие там нагрузки. А Полина подростком начала заниматься, она такая девочка высокая, с данными хорошими, ее тренеры рано прибрали к рукам и начали из нее «выкачивать», и у нее «вразнос» пошел позвоночник. И суставы тоже как-то плохо стали себя вести. Вот такая какая-то она болезненная, хотя спортивного склада женщина. Но я не об этом, я о том, что у нее двойня внутри и ее нужно выносить и родить. Она пришла ко мне, и мы начали с ней их смотреть. «Смотрю» я руками — УЗИ я не люблю. Когда она мне рассказала, что была на УЗИ, я говорю:

– Что ты хулиганишь, больше туда не ходи, если надо будет еще раз, мы с тобой сходим после моей диагностики.

Акушеры, которые любят свое дело, они могут все «увидеть» руками.

Тут долго можно рассказывать, как развивалась эта беременность, как эти детки росли, как видно было, как они меняются, какой сидит выше, какой ниже. И что они вначале сидели головкой один вниз — другой вверх, а потом они повернулись оба вниз. Как «нижний» ребенок по развитию сначала опережал того, который сверху был над ним, а потом, по ощущениям опять же — я только про свои ощущения руками рассказываю — «верхний» ребенок догнал по размерам «нижнего». И судя по тому, какая попка у «верхнего» ребенка пухлая, я предположила: «Наверное, это девочка». Вот такие подсказки идут, когда смотришь беременность.

Двойни чаще рождаются в 35-36 недель, хотя и до 38-ми можно беременность многоплодную доносить. Эти детки на 36-ой недели захотели родиться. Начали подтекать воды. Да и нагрузка на маму уже была очень большая — дети крупные, за 3 кг: мальчик весил 3150 и 50 см, а девочка — 3200 и 48 см, такая «квадратная» девочка вышла.

Девочку назвали Машкой, а мальчика — Гришкой. Он — как грач черный, ежик такой вперед торчит, волосы у него черные-черные, а девчонка — беленькая-беленькая, такой «одуванчик». Девочка на 50 г тяжелее родилась — как руками было «видно», что она опережала по развитию в утробе. А мальчик зато на 2 см длиннее. Так что, когда они родились, на первый взгляд казалось, что он крупнее.

Какая здесь особенность: началось рождение этих детей, отошли воды, но схваток не было. Я Полину попросила лечь в ванну, посмотреть, как будут развиваться события. В тот день у нас баня должна была быть по плану, а у Полины уже ноги сильно оттекали, нагрузка была, конечно, огромная — больше 6-ти кг только дети, а там еще воды, там еще плаценты, и т.д. Ноги отекали, и я ее периодически просила , она беспрекословно слушалась, чувствовала эффект от этого, но к концу дня у нее опять отекали ноги. Когда потекли воды, я говорю:

– Ну что, Полина, схваток нет, пойдем с тобой спокойно в баню на Чайковского.

А мы только что ходили туда, и знали, что она работает. Подходим к бане, причем мы шли пешком, с отходящими водами, схваток не было. Вот пришли, а она закрыта.

– Ну что делать, париться все равно надо, давай потихонечку пойдем на Мытнинскую.

Это ходьба была, как стимуляция. Мы идем и я чувствую, что ей тяжеловато, хотя она молчит, и не спорит со мной, ноги отекшие. Я говорю:

– Ладно, давай голосуй машину, чтобы нам время не терять, чтобы нам еще было время попариться.

Мы приехали на Мытнинскую, в дровяную баню. И когда парились мы там, подходит какая-то женщина и кладет Полине руку на плечо. А я там хлопочу возле нее: то ножки ей попарю, то обливаю ее . Все вокруг же видят, что женщина сидит с запредельным таким животом. Так вот, подходит женщина и кладет на плечо Полине руку и говорит:

– У вас все будет хорошо.

Вот как Господь с нами разговаривает, через людей, подходит женщина говорит: «У вас будет все хорошо!».

Ну, мы попарились, приехали домой ко мне, схватки усиливаются. Но поскольку там у нее какие-то сердечные недомогания, я к ней очень по-матерински, жалеючи ее за такие боевые заслуги, что человек вынашивает все-таки двух детей, думаю: «Дай-ка я, чтобы ей боль скрасить, дай я ей «Баралгин» сделаю». Он ее расслабил, чувствую — хорошо так пошли схватки от этого, и открытие хорошо подалось, довскрыла ей пузырь, развела оболочки. Пошли в водичке в ванночке полежать, тут она додремывала и в то же время схваточки такие были мягкие, приличные. И так вот мы пролежали до пяти часов утра, и как раз уже полное открытие и рождение первого ребенка.

Гришка родился в 5.25.

Двойни я уже принимала в домашних условиях, и когда в , тоже. Но такой интервал в первый раз — следующий ребенок родился только через час. Я думаю, что это из-за «Баралгина. На второй час после введения «Баралгин» максимально начинает действовать и может снизить родовую деятельность.

Родился Гриша, мы его подержали в воде, у него появилась поисковая реакция, мы приложили его к груди, он даже начал сосать. Сосет, сосет, а следующего ребенка, сестренки Машки, никак и нету. Машка там сидит еще, ждет, пока братец насосется.

Только через час начались схватки посильнее, и подошел следующий пузырь, я его вскрываю, ребеночек опускается и рождается тоже головкой.

Родилась Машка. У нее было обвитие, но оно не принесло никаких осложнений.

Мы ждем отделения последов. Для меня всегда этот период самый волнительный — как отделится послед — а здесь два последа. Они лежат друг возле друга по левому ребру матки. И я смотрю: начинается подкравливание, но я жду до какого-то момента. Долго ждать нельзя, потому что гемоглобин у Полины был не очень большой. Смотрю, уже кровопотеря накапливается. Я говорю:

– Ребята, все — надо идти на ручное отделение.

И получается так, я вхожу в матку — первый послед лежит там, уже отделившийся, а следующий пришлось просто соскабливать. Второй послед «забыл», что ему надо отделяться и выходить, и я его отделила. Но, Слава Богу, кровопотеря там была небольшая, в пределах литра. В старых учебниках написано, что если женщина при родах потеряет в пределах литра крови, то это нормальная кровопотеря. А поскольку у нас народ такой дюжий, и Полина успела подкормиться витаминами, — для нее эта кровопотеря не имела негативных последствий.

У нас фильм отснят об этих родах. Мама Полины — бывшая медсестра, работала когда-то в реанимации, в почечном отделении. Она взялась помогать в родах, стояла там рядышком, держала ребеночка, когда я ее просила.

После того, как дети родились, я старалась их как можно дольше подержать «на пуповине» (то есть не перерезали пуповину, давали возможность побольше детям подпитаться от последа). Мальчика держала 5 часов, а вторую, девочку — 6 часов. И мы даже облили их вместе с последами (чего у меня обычно не бывает). Когда Полина устала лежать в ванне, мы перенесли ее на кровать вместе с малышами, но не отделили их от последов, чтобы энергии и питания, которые еще продолжают поступать из плаценты, им как можно больше досталось.

В фильме видно, как мы одновременно их кормим, в каких положениях, и это очень здорово, и какие они оба разные: один черненький, другая беленькая такая.

И вот я помню момент интересный — я Гришку взвешиваю безменом в узелке за 4 угла, он у меня висит, и в это время звонок. Мне дают трубку. Звонят родители, у которых будет тройня и говорят:

– Вы знаете — нам нужен ваш совет — сколько детей из тройни надо убить, чтобы сохранился хотя бы один?

Потому что врачи им это предлагают. Там суррогатная мама и у нее произошло зачатие троих, оплодотворение трех клеток. И по нашим медицинским советам, чтоб один уцелел надо двоих убить. Хотя гарантии, что последний не пострадает при этом, нету, а я взвешиваю двойню — представьте мою реакцию:

– Никаких убийств, надо всех рожать и все будет хорошо.

Позже я узнала, что там родились трое замечательных малышей. Когда я время от времени вижу их маму, она всегда говорит мне слова благодарности:

– Если бы не ты, у мен бы не было моих деток. Благодаря тебе мы сохранили всех троих, а так, может быть, поддались бы на уговоры врачей, и ни одного не сохранили бы!

– Да что я, это вот Господь все подсказывает нам.

Вот такой совет, вовремя сказанный, что нужно всех троих сохранить — теперь трое прекрасных деток. Неизвестно, может быть, никто и не уцелел бы при этой операции… Представьте, каково ребенку в утробе, когда рядом убивают его брата и сестру?!… Так что Полинина двойня помогла еще троим детишкам появиться на свет! Вот такой Божий промысел.

Полина с детками у меня полежали, отлежались. День такой июньский солнечный был, когда я их выписывала. Приехал папа, который, конечно, не смог при всей этой картине родов присутствовать. Хотя картина была очень приличная, не считая ручного отделения. Он во время родов пошел в храм молиться. Мы ему позвонили, когда все закончилось, а он:

– Ну, что там, что там?

Боялся даже спросить…

И вот они с Полиной стоят там, под нашими каштанами во дворе, с этими двумя кулечками…

Бабушка у них такая героическая, которая в 70 лет вызвалась помогать, вспомнила свои медицинские навыки и закалку.

Полина тихая-тихая такая, скромная, но упертая — выдержала все. Так что молодцы они — Полина и Дмитрий, вот такая семейная пара. Представляете, какие мужчины — в 58 лет зачал себе двоих птенчиков! И родили, и Слава Богу!

 
608 роды.     Роды в 42. Беременность — обновление организма.
.

Наталья, 42 года и Володя. 40 лет.

Родили мальчика 4700 и 56 см длина.

Наташа — иконописец, Богом ведомый человек. Мы все ведомые, но иконописцы на особом Божием учете. У Наташи и Володи три дочери, и так хотелось родить им сыночка, и вот наконец-то они вымолили этого сыночка, дождались, и вот, наконец-то, Андрюшечка родился — 4700. Это я забежала вперед.

Сама Наташа говорила так:

– Я сначала стала бабушкой, а потом я стала многодетной мамой, — потому что буквально за день до появлении на свет Андрюши старшая дочь Натальи родила своего первенца.

Что я хочу сказать — у Наташи всегда был очень низкий гемоглобин, и я ее постоянно подпитывала своими «помощниками» — натуральными растительными общеукрепляющими средствами. И когда у нее родился этот немаленький мальчик, она была в таком состоянии, бесчувственном что ли — чувства на секунду покинули ее… Она не поняла, что она родила, он вылетел и отделился, как от ракеты ступень такая, этот мальчишка. Я ей говорю:

– Наташа, Наташа, у тебя сын родился!

А она лежала и ничего даже не воспринимала, что я ей говорю. Я ее потормошила, чтобы она вышла из этого шокового состояния. Конечно, тяжело, конечно, была вот такая, а потом раз и напополам, организм выделил из себя мощно, часть из себя выделил. Мальчик родился с обвитием, я делала реанимацию и кричала:

– Молитесь, молитесь, ребенок призадушеный!

И папа взывал на коленях:

– Господи прости меня, но спаси, не забирай сына!!!

Просто рыдал, как бывает в тяжелых случаях — рыдают мужики, он плакал. Бывают в жизни такие ситуации — все нутро выходит наружу, что не можешь ничего сдержать. Вот тут как раз так и было, когда все выходит из под контроля, когда ты ждал, ждал, а тут 4700 вывалилось, и оно обвито пуповиной, и кричит повитуха: «Молитесь, ребенок не дышит!»… Когда ребенок задышал, папа Володя просто плакал слезами счастья!!!

А Наташе я сразу принесла разведенное мумие — она буквально литровую банку выпила, она пила просто залпом, с удовольствием выпила эту литровую банку мумие. И потихоньку пришла в себя.

Вот такой долгожданный подарок в 42 года явился в образе мальчика под названием Андрей. Для наших медицинских догматов 42 года — это не то что старая… это замшелая повторнородящая, хоть перерыв-то небольшой, но 42 года — это вам обеспечено, в консультации скажут: « Дорогая женщина, как же вы можете в 42 года сами родить, это практически невозможно!». Очень даже возможно!

Наташа хорошо парилась в бане, и справилась с такой задачей. Я очень люблю этот возраст и всем советую под 40 еще раз родить, чтоб обновиться, оздоровиться. Гормон беременности женщину очень украшает и оздоравливает.

 
609 роды.     Отрицательный резус. Помощь Небесная.
.

Галя, 40 лет и Костя, 38. У нее 10-я беременность, 3-и роды, и резус минус. Она врач-педиатр, до последнего дня вплоть до дня родов сдавали анализ крови на антитела. И вот ситуация: Галя уже рожает у меня, а бабушка, Костина мать, повезла в Лавру на станцию переливания крови очередную кровь. Мы ждали ее звонка и результат анализа. Было уже близко к потугам, и тут бабушка позвонила: «Антител нет, рожайте смело, не бойтесь». Мы это предполагали, но должны были еще раз проверить.

И еще момент. Галя рассказывала: «Когда силы меня покидали, я начала молиться Пресвятой Богородице, и чувствую — такой приток сил пошел!..». К нашим Покровителям Небесным все время нужно, особенно в родах, обращаться, и они нас не оставят без помощи.

 
610 роды.     Поздний выкидыш.
.

Оле 32 года и Гене 40.

На 7 ноября дело было. Беременность — 24 недели. Это ребеночек, который уже шел бездыханным, которого Господь отозвал по каким-то причинам.

Оля позвонила и сказала, что она уже не чувствует шевелений, и спрашивала меня, что будет дальше. Я ей объяснила, что если ребенок уже погиб, отошел ко Господу, то он выбрасывается организмом, как инородное тело. Ну, вот так постепенно, постепенно начали схваточки появляться, потом развилась нормальная родовая деятельность, и ребенок бездыханный родился...

Там родилась девочка — 600 г и 32 см в длину, беременность 24 недели. Послед мы ждали где-то час. И когда послед родился, вот он-то и прояснил ситуацию, почему ребеночек умер. Плацентарная ткань была в виде мочалки. Бывают такие растительные мочалки волокнистые — вот такая волокнистая была плацентарная ткань. Ребенок умер оттого, что плацента перестала питать его. По каким-то причинам заболела плацента, ребенок перестал получать питание, и поэтому не выжил.

В подобных ситуациях, когда женщина не стояла нигде на учете, очень удобно рожать дома, чтобы потом попрощаться, повиниться, покаяться — и никого не вызывать, ни перед кем не отчитываться. Родители похоронили ребенка в том месте, в котором они посчитали нужным, правильным. Без всяких этих «кровопролитий», без всяких там больничных процедур и прочих экзекуций, без вскрытия, без всяких этих неприятных выяснений…

После случившегося Оля и Гена встречались с батюшкой, он поддержал их, сказал:

– Мы не можем знать промысла Божия.

Сказал им чтобы они себя не винили вечно, а пошли покаялись, и не надо постоянно себя терзать этим. Прожили, пережили, перелистнули лист жизненной книги, и идем дальше. У них еще двое детей, и жизнь продолжается, надо ее жить, идти по ней.

Что хочется сказать по этому поводу. Даже такое действие я называю родами — маленьким таким ребенком в 600 г, неважно в каком состоянии он был, но это роды, и они должны проходить без всяких оперативных вмешательств. Поскольку эти люди у меня уже в третий раз рожали, конечно, они ко мне обратились. Здесь ребеночек замерший был, погиб внутри, но все равно это такие же роды. Они протекали так же, с этими же схватками, в течение трех дней. Так что не нужно из этого естественного процесса природного делать какой-то «медицинский». Вот и такой тип родов может быть, и его можно провести очень даже по-человечески, и в домашних условиях. В больнице подобна ситуация слишком травматична — родителям даже не показывают тело ребенка, он и называется у них страшным словом «биологический отход». А это не отход, это человек, которого Господь забрал, и попрощаться с ним можно достойно, и предать земле достойно, а не в место для «отходов».

(«Срыв» беременности до 28 недель в медицине называется поздний выкидыш, а от 28 недель до 36 — это преждевременные роды.)

Такая вот 610 история. И этот похороненный ребеночек, к которому и отец и мать ходят периодически, и могут посидеть у его могилы. Это очень правильно, чтобы его не сожгли там где-то в печке, не отдали на какие-то препараты, в чужие руки. У нас родители сами могли придать земле это маленькое тельце ребенка, и ходить к нему на могилку, и какие-то хорошие слова сказать, чувства свои личные выразить могут родители на том месте. Это может быть очень по-человечески. Это поступки людей, которые не перекладывают груз своих потерь на чужие плечи, а несут его сами достойно. Они не боятся ответственности и считают, что это этап их жизни, и его нужно пройти, и не нужно никого к этому приобщать.

Оля и Гена достойно пережили эту ситуацию.

       
2006-2007, Повитуха.ру.
Использование материалов без разрешения авторов сайта запрещено.
Сайт разработан и поддерживается Abacus Ltd