возрождение традиций повивального дела 
Святое семейство
 
Ода родам  
   
Главная
Новости
Повивальное искусство
История водных родов
Наши единомышленники
Автор сайта
 
 
 
   

ОДА РОДАМ

Главы из книги "Родиться по собственному желанию"

О приобретении книги.


*имена участников изменены*


1993 год. 48 родов.


Вся моя жизнь – в акушерстве, в этой узкой частной практике. Это одна грань моей жизни, но которая занимает всю жизнь. Кроме материнства и акушерства у меня ничего нет, личной жизни у меня нет, личная жизнь - моя работа и мой ребенок, которая взрослая тетка уже сейчас стала.


 
301 роды.     Миопия минус девять
.

Валя, двадцать шесть лет, и Матвей, двадцать три года.

У женщины — тридцать пять недель беременности, рождается мальчик — 3’200, 51 см.

Если женщина, несмотря на то, что у нее сильная миопия (близорукость), настроилась рожать сама, дома, естественным путем, то природа настолько мудра — вознаграждает женщину за это правильное решение — устраивает роды, которые по медицинским меркам можно было бы назвать преждевременными. Роды на небольшом сроке, когда ребенок еще не такой крупный и потужной период не будет затяжным и травматичным для матери. Но ребенок рождается зрелый, со всеми признаками доношенности и с хорошим весом — 3’200!

Яркий представитель «миопийщиков» — Валя. У нее близорукость — минус девять!

Она ветеринар, первая беременность, первые роды.

Рожает в тридцать пять недель доношенного хорошего мальчика! С хорошим весом, но не крупного. И чего бы его не родить?! Да, пожалуйста, рожай! Вот она и родила его без всяких разрывов и разрезов, несмотря на эту самую миопию. И ничего там резать не надо, никаких кесаревых. Главное только настроиться на то, что «хочу рожать сама».

Дух, душа и тело. Есть Дух, который руководит, душа настраивается и тело исполняет. Вот и все! И оно исполнило, Духом руководимое!

.

 
304 роды.     Зачатие на половинке яичника
.

Галя, тридцать лет, и Александр, двадцать девять лет.

Вторая беременность, вторые роды.

У Галины придатка с одной стороны вообще нет. То есть яичник удален полностью с одной стороны. С другой стороны — удален наполовину. Левого нет, правый — резекция на 1/2. И она на этой вот половинке — беременеет!

Когда не хватает стольких гормонов у женщины, родовым путям очень тяжело готовиться к родам. Очень сложные у нее были родовые пути... Но она вымолила этого ребенка! Вымолила!

У нее долго–долго была, как называю, «присборенная» шейка матки. То есть, как юбка на резинке — такая была ткань на шейке. И у нее долго эта шейка не разглаживалась.

А там, в семье, все вокруг доктора. Во время родов свекровь, конечно, виду сначала не подавала: вы тут акушеры — ну и занимайтесь с моей невесткой в ванне. Но когда пошли уже вторые сутки, они стали осторожно спрашивать:

— А вам не нужно врача акушера? В помощь вам акушера врача не нужно?

Отвечаю:

— Да нет, у нас уже «финальный аккорд».

Родственники так интеллигентно не касались этого процесса — у невестки своя личная жизнь, она просто в нашей квартире живет, и решила дома рожать. Пришла к ней какая-то тетя под названием акушерка, и ею занимается. Но почему-то это уже вторые сутки длится. А не пора ли предложить доктора акушера, который все сразу прояснит. Вот такая вот ситуация.

В общей сложности роды шли 24 часа с перерывом на сон, но мы справились. Родили девочку — 3’400, 52 см.

Галя — такая молитвенница!

У меня тогда был клуб на Подольской — помню, как пришла Галя, рассказала свою историю о том, как она лишилась этих яичников, говорила, что хочет еще детей.

И Господь ей дал этого ребенка! Имея четвертинку от двух полноценных яичников, она смогла зачать!

Но, конечно, родовые пути у нее были соответствующие — тугие, ригидные. Пришлось поработать. Баралгин ввела, чтобы она могла отдохнуть, поспать немного, чтобы на все хватило сил. Она поспала, отдохнула — и вытужила этого ребеночка.

Роды были нелегкие, хотя вторая беременность, вторые роды, и перерыв там был небольшой — в пределах пяти лет.

Роды были долгие, конечно, но Галя говорила, что она чувствует поддержку Свыше, что Господь ее ведет, помогает, управляет, и она это Руководство ощущает на себе. Она вымолила этого ребенка, и он был зачат, и теперь рожден.

Когда Галя только пришла ко мне и рассказала свою историю, сразу подумала — поскольку человека так направили ко мне Свыше, да еще вот таким образом она зачала, — не надо бояться, не должна такая женщина больнице «достаться». У Создателя все правильно, логично.

Нужно было, конечно, терпение, которого не всегда хватает, но потом оно обязательно вознаграждается. Мы это явно на примере Галиных родов увидели — настоящее чудо…

.

 
305 роды.     Двадцать лет перерыв между родами
.

Ольга, тридцать девять лет, и Георгий, сорок шесть лет.

Тридцать девять лет женщине, ее старшему сыну уже двадцать лет.

Она решила родить Пашу, который Павел (они не любят, когда Пашей называют). Двадцать лет — перерыв между родами.

Ольга ходила ко мне на занятия в клуб.

Я всем тогда говорила:

— Девочки, готовьтесь к родам — в любом случае это полезно и для вас, и для ребенка. Где бы вы ни рожали, роды будут протекать легче — как человек подготовится, так и будет рожать. Но только Богу известно, к кому Он меня пошлет.

Мне же не разорваться — тогда одна была в городе, ко все было не успеть. Говорила им:

— Смотрите, нужно у Бога заслужить домашние роды.

И вот, сидим мы как-то в клубе, разговариваем — заходит Оля и улыбается с порога. Мы спрашиваем:

— Что это с тобой?

А она:

— А я знаю, что ты будешь на моих родах.

— Как это ты знаешь?

— А ты мне сегодня приснилась.

Ей приснилось, что мы с ней рожаем. Так долго она думала об этом, и ей подсказали: «Уж, ладно, такая целеустремленная, такая выполняющая все рекомендации, трудолюбивая, обязательная — будут тебе в награду домашние роды».

Она рожала как повторнородящая! Наша медицина говорит: 10 лет и всё — всё «заросло». Ничего подобного! Практика этого не показывает! Всё «раскупорилось», как нужно, она родила как повторнородящая. Мудрое тело помнит, что оно делало и 20 лет тому назад.

Папа был очень доволен сыном. Тридцать девять лет и сорок шесть лет — вот такие два великовозрастных родителя. И ребенок очень хороший и умненький! Все было в полном порядке.

.

 
310 роды.     Мертворожденный
.

Настя и Сергей, по тридцать два года. Шестая беременность, вторые роды.

Когда она ко мне пришла на сроке тридцать недель беременности в клуб для подготовки, при осмотре обнаружила у нее узел на матке — интрамуральный субсеррозный узел на наружной поверхности в районе малого сегмента. Размер — со среднюю картофелину. В консультации ей сказали — это голова ребенка. Говорю:

— Хорошо, а это рядом что — еще одна голова ребенка?!

То есть, показывала Насте — посмотри, здесь мы можем нащупать голову ребенка, а рядом — еще что-то, за что можно подержаться рукой так же, как за эту голову. Говорю:

— Иди, делай УЗИ — это узел какой-то серьезный.

Она пришла на УЗИ, и ей сказали: «Миоматозный узел пять с половиной на шесть с половиной сантиметров по левому ребру в средней трети матки».

Что при таком диагнозе может быть: слабость родовой деятельности, ребенок неправильно может вставиться, потому что мешает этот узел.

Ну, так оно все и произошло…

Потом Настя мне рассказала, что незадолго до родов ей снится сон: ребеночек в коробочке лежит, она заходит в комнату типа палаты больничной, с правой стороны лежит подруга, с которой они в клубе вместе готовились, в баню вместе ходили, слева — еще одна девочка знакомая, которая уже родила, тоже из нашего клуба. Настя заходит в палату: окно впереди, перед окном стол, и на столе стоит коробочка, и в ней ее ребенок…

Когда ребенок отошел ко Господу, сразу стало понятно, что это за коробочка ей приснилась…

Я всё настаивала:

— Иди в больницу с такими диагнозами.

А она:

— Все, что нужно мне пройти, я хочу пройти дома, не хочу никакой больницы.

Роды длились сорок четыре часа. В течение этого времени я им регулярно советовала ехать в родильный дом, но они отказывались, говорили, что я могу уходить. Они меня не держали, не просили: «ты сиди с нами, ты должна», просто говорили мне: «В больницу мы не поедем, ты, если хочешь — иди, мы тут сами как-нибудь справимся». Ну, как тут быть? Чувствовала, что не могу уйти, ноги «не шли» отсюда, не могла просто так собраться и уйти — надо было оставаться с ребятами. Вот такое чувство, как хочешь в нем, так и разбирайся! Как можно против воли Божией идти, тем более на своем боевом посту…

У Насти была слабость родовой деятельности. Я выслушивала сердцебиение ребенка — оно было с перебоями. Делала им триаду по Николаеву — поддержка ребенка, профилактика асфиксии. Сердцебиение налаживалось.

Долго ребенок не мог головку вставить — узел врос во все слои стенки матки и мешал принять правильное положение. Потом все-таки вставился.

За время беременности Настя прибавила 20 кг, у нее было заболевание щитовидной железы. И еще: в двадцать недель беременности, у Насти была приоткрыта шейка матки. Доктор ее посмотрел и наложил шов по Виноградовой, т. е. зашил ей шейку, чтобы она удерживала беременность. Потом, когда начались предвестники, сняла ей этот шов, но шейка плохо раскрывалась, была ригидной. Это показывало, что данный шов был наложен ошибочно. Недели три – четыре Настя ходила с предвестниками, потом появилась регулярная родовая деятельность, которая давала динамику открытия родового канала. Но тут еще такие огромные узлы на матке! Подобные узлы предполагают первичную слабость родовой деятельности. А у нее была еще и вторичная слабость из-за усталости — ведь рожала она двое суток... Пришлось понемногу, «дробно» подкалывать «Окситоцин» для поддержания родовой деятельности.

Жили они возле храма князя Владимира. Это было на Сретение. Отсылала ее мужа к батюшке в храм. Там — дай Бог памяти — отец Валентин служил тогда в большой этот праздник — Сретение Господне. Господа встретили…

Сергей ходил, просил:

— Жена тяжело рожает, батюшка, помолитесь.

Даже Царские врата открывали. Батюшка крестом Сергея осенил, сказал:

— Все будет так, как Богу угодно.

Ребенок был живой — слышала его сердцебиение. Он плохо опускался, чувствовалось, что ему что-то мешало, и мы его подтуживали «с высоты». Вижу, родовой процесс идет — перестала подкалывать «Окситоцин», — думаю, сама вытужит — чувствую, что не дают мне ускорять потужной период. И вот, мы уже смертельно уставшие, и уже потуги. И на какие-нибудь 2 – 3 минуты между потугами просто отключаюсь, сижу рядом как бы в забытьи — и снова потуга. Ребенок идет, головка показывается. И только появится — и чпок! — как на резиночке обратно оттягивается, обратно уходит.

Чувствую, что меня как будто отстранили: «Не твоего ума тут дело. Сделала, что могла, помогла, чем могла, а теперь всё — сиди смирно». Отодвинули меня, отодвинули — как будто Небеса теперь сами будут разбираться, завершать дело. Исход этой ситуации уже был решен без нас…

И когда он все-таки родился, у него было трехкратное тугое обвитие вокруг шеи, белая асфиксия, ребенок не дышал…

Мальчик, 3’800, 54 см.

Кесарево Настя делать не захотела, отказалась ехать в родильный дом…

Я, конечно, стояла над этим ребенком — часа два его «раздышивала». Если бы мне сказали, что он оживет через пять часов — нашлись бы силы стоять еще пять часов, нагнувшись над ним, и дышать ему в рот и делать массаж…

Чувствовала, что будут роды очень непростые, и поэтому пригласила специалиста с капельницей, со всякими необходимыми растворами, чтобы после рождения провести ребенку терапию против асфиксии. Мы ввели весь набор медикаментозных препаратов от асфиксии, все, что делают обычно в роддоме — мы всё сделали. Но это не принесло никаких результатов.

Надо отдать должное Насте, она мне сразу сказала:

— Ира, не бери ничего на себя — это мое. Я знаю, что мне нужно через это пройти, — это мне наказание.

Потом она мне призналась:

— Я изменяла своему мужу со своим крестным отцом!..

…В общем, ребеночек родился бездыханный. Надо было вызывать врачей. Мы почему-то думали, что нужно быстренько вызвать «скорую», которая должна зафиксировать факт смерти ребенка, и сообщить в милицию, чтобы те составили акт и протокол. Вызвали «органы» — мы же не знали, что их можно не сразу вызывать. Сперва можно полы помыть, всё прибрать, попрощаться с ребенком, попросить у него прощения…

…Вышла на улицу, думаю: «Хоть глоток воздуха…»

Вышла… не знала, в каком городе нахожусь, как меня зовут, в какую сторону идти, где метро или что-то такое, на чем ехать надо — ничего не понимаю, — куда ехать?..

Как добралась до дому — это одному Богу известно. Прихожу домой в свою коммуналку. Дочка бросилась ко мне — двое суток меня не видела, — и как начала реветь:

— Мама, посмотри на себя — ты замученная, — ты же черного цвета!.. Что они с тобой сделали?!!

Это ей было двенадцать лет. Какая мама ушла, и какая мама пришла… Посмотрела на себя в зеркало: нечесаная два дня, в волосах сгусток крови.

Зашла в свою комнату, села на пол, взяла эту сумку свою акушерскую и всё поняла: «Никаких бутылочек больше, никаких систем, никаких этих «оживителей», которыми в медицине пользуются... Не нужно мне, это не мой путь и, если Богу будет угодно, ты хоть реанимацию поставь под окном, хоть две бригады реанимации поставь — если Господу будет угодно забрать ребенка в момент его рождения, Он незатруднительно все это сделает, и никакие капельницы и бутылочки не помогут».

Это я очень хорошо поняла, очень четко во мне сложилось это чувство.

Когда женщина приходит ко мне, говорю:

— Готовить тебя буду, подсказывать тебе буду, что нужно делать, помогать буду. Но чтобы спасать тебя вот этими растворами от Божией воли... Ну кому ж это дадено-то! Да никому это не дадено, чтоб спасать от Бога, от «пожурения» Его…

А тогда — сижу на полу, всклокоченная, вокруг бутылочки валяются... Думаю: «Как жить дальше? Как можно это пережить? И как это можно продолжать делать дальше?!» Думаю: «Не буду больше! Не буду больше! Не хочу!!!»

Но ровно через неделю, которую сидела без сил в прострации и думала о том, что не знаю, как дальше мне жить, когда решила, что никогда уже не смогу присутствовать на родах, меня призывают Марина и Володя:

— Не могла бы ты нам помочь?

Были нормальные, хорошие роды. Родили хорошую девочку: 3’250, 52 см рост. В своем блокноте написала: «311 роды» и буква «Н»— что означает «нормально». Было очень сложно начинать — всё как с нуля, но понимала — люди зовут, просят о помощи, — как им отказывать? Не имею права…

И потом дальше — 312-е прошли, 313-е, 314-е и так далее…

И далее было…

.

 
312 роды.     Шейка после прижигания эрозии
.

Оля, тридцать четыре года, и Володя, тридцать два года.

23 февраля были триста одиннадцатые роды, где родилась девочка хорошая. А не далее как 24 февраля в 13:00 у Оли с Володей родился мальчик, 3’500.

Помню ее шейку, до сих пор помню. Уже там схватки, уже там всё, уже дело к концу первого периода, смотрю шейку, а там наружный зев — просто дырочки нет, хотя схватки хорошие, и ребенок уже опустился. Спрашиваю:

— Оля, что с шейкой?

— Мне, — говорит, — резекцию делали и эрозию прижигали, и она вот так зажила.

После прижигания эрозии на шейке образуется рубцовая ткань. В данном случае она была такая, что наружный зев просто зарос — «дырочки» не было, лишь легкое углубление в том месте, где она должна быть. А внутренний зев, чувствуется, уже открыт, шейка сглажена. После резекции ткань грубо зарубцевалась. Вот уж эти резекции и прижигания! А рожать-то надо! И я пальчиком вот так аккуратненько продавливала, продавливала... А с той стороны ребеночек давил на этот пальчик во время схватки. Так вместе и продавили! Родился. Мальчик, 3’500.

Так постепенно я возвращалась в работу, находила в себе силы вернуться…

.

 
317 роды.     Наследственная гипертония
.

Оксана и Саша. Ей — двадцать семь лет, первая беременность, первые роды.

У Оксаны наследственная гипертония. 150 на 100 давление в родах. Мы ее поливали холодной водой, она стояла на четвереньках. Как только она говорила:

— Ой, у меня что-то голова заболела.

Командую:

— Воды мне! — и обливаю ее, на затылок особенно.

Спрашиваю:

— Ну, как?

— Легче…

И рожаем дальше…

Так снимается давление во время родов — обливанием холодной водой.

.

 
318 роды.     Потягушки
.

Лена и Коля.

Такая маленькая, миниатюрненькая такая женщина, двадцать четыре годика, вторые роды. Ребеночек — девочка, 3 кг, 50 см.

Помню, как интересно было в тот момент — малышка в ногах матери после рождения «потягушки» сделала! Потянулась и зевнула: «Разбудили вы меня, ребята, не вовремя, какой-то сон мне снился...», — настолько мягко далось ребенку рождение.

.

 
320 роды.     Спасительная курица. + Сонное видение
.

Марина и Виктор. Эта мама худая–худая, двое мальчиков у нее. Папа — художник, денег не может нормально заработать, в доме есть почти нечего… Мама такая бледная, зубов нет, вся какая-то неухоженная сама, некогда за собой ухаживать — мальчики… Маму угостишь чем-нибудь, а она все детям отдает. В клуб пришла она, говорю ей:

— Вот яблочко съешь.

А она:

— Ой, дети… Дети, идите сюда, дали яблочко.

— Я тебе дала, а не детям.

А эти два:

— Ой, дай нам!

Они съедают это яблочко — маме опять ничего...

То же самое дома: чтобы мама себе чуть-чуть какой-нибудь витамин кинула в организм — нет, — все детям, себе все в последнюю очередь. Говорю ей:

— Ты вообще соображаешь, что у тебя скоро процесс — тебе сил набираться надо, ты соображаешь, что у тебя в утробе ребенок, его тоже кормить надо, он тоже есть хочет?! Ты посмотри на себя, на кого ты похожа — худая, бледная, без зубов, темные мешки под глазами. Тебе же еще 34 года! В беременность женщина расцветает, а с тобой что твориться?..

А эти «кони» носятся, не слушают ее, в доме грязи по колено, безденежье. Голодные, они рвут у нее изо рта последний кусок. Так как же тут не скажешь — «полное истощение от жизни». Конечно, тут и тахикардия после родов, тем более, что мальчик родился немаленький — 4’250! Как вы думаете — такого ребеночка выносить, выкормить, да еще и родить! Когда родилась голова ребенка, Марина была уже настолько уставшая и истощенная, что «забыла», что нужно все остальное рожать. У нее больше не было сил тужиться!..

У ребенка уже голова начинает синеть — там эта «косая сажень в плечах» застряла...

Пальцы подмышки ребенку запустила, кричу:

— Марина, тужься, задушишь!

Кричу этому Виктору:

— Дави ей на живот, иначе ребенок задохнется! У нее нет сил дальше его вытуживать…

Вот такая «дохлятина» — сил у нее нет… Ладно, вытащили.

Уже потом, когда я домой пришла, думаю: чего у меня так руки болят от локтей? Даже ложку не могу поднять. А это ж я ребенка тащила! Поняла, почему у меня такие руки уставшие. И где ж теперь локти не будут болеть, где ж тут не будет болеть, когда натаскаешься, натягаешься их, дорогих-то, любимых-то наших. Какую же силу-то надо иметь — это только Господь может такую силу давать!

Короче говоря, послед отделился, но Марина «подкровила», видимо, от своего истощения, а там и так гемоглобин был низкий. И вот мы имеем ситуацию: истощение, матка просто «забывает» сократиться от усталости, и в результате — литр кровопотери!

И чувствую, что Марина такая бледная, такие глаза у нее впавшие, чуть живая она лежит. Говорю:

— Виктор, — а годы-то голодные, что хочешь, просто так не пойти и не купить, по карточкам все, и всякие очереди там были. Время такое — все доставать приходилось, доставать, а надо ж денежки еще зарабатывать, так где ж тут надостаешься!

Короче говоря, сказала:

— Все, папа, беги за курицей.

У них там гриль как раз готовили за углом, и очереди всегда были — народ стоит, ждет: «Ах, прямо передо мной кончились эти последние куренки. Ладно, постою, подожду следующую партию». И потом опять гриль загружали, опять их разбирали, и опять люди ждали — человек 5 – 6 в очереди стоит, ждет, когда следующая порция нажарится. Говорю:

— У вас вот там гриль, иди и бери курицу, Марине нужен белок, у нее кровопотеря, ей срочно нужна курица!

Пошел.

Приходит обратно и говорит:

— Ты знаешь, будто для меня была оставлена последняя!..

Говорю:

— Конечно! Господь же знает, что нужно твою Маринку курицей подкормить!

Принес тепленькую, Марина как съела эту ножку куриную, и никто изо рта не выхватил, первый раз в жизни!..

Цыкнула на них:

— Все в сторону, это материно, все отойдите!

Она съела и говорит:

— Ты знаешь, как будто пелена с глаз сошла, я лучше видеть стала! Мозги как будто стали соображать лучше, будто шторка отодвинулась.

Отвечаю:

— Ты белочком мозги-то подкормила, вот она и пошла, силушка, тебе в кровь-то…

.

Сонное видение…

Где-то через месяц после мертворожденного (Роды 310) снова пришлось выполнить трудную работу. Это испытание для семьи, которое я вместе с ними переживала. Эти испытания даются человеку, чтобы он задумался, как он живет, что он делает в жизни не так, каковы его отношения с ближними, с Богом. «Кого люблю, того наказываю», — говорит Господь — это воспитание на благо души.

Снова были очень тяжелые роды, напоминающие те (310) по степени психоэмоциональной нагрузки. Как раз тогда я и вспомнила свое сонное видение, в котором меня предупредили, что предстоит период очень тяжелой работы. Предупредили, чтобы смогла найти в себе силы пройти это, перенести, отработать, т. к. отказаться от этого была не вправе, не вправе уклоняться от своего назначения. Когда вспомнила сон, то осознала, какого уровня сложности работу мне предложили выполнять…

В 1992 году в августе месяце, когда мы отдыхали с дочкой на Дону, как сейчас помню — в ночь с 4 на 5 августа, у меня было сонное видение.

Сначала меня выкупали в каком-то необыкновенном свете — такой свет был! Свет сошел на меня! Меня выкупали — в какой благодати я была! Блаженство такое, благостное Божественное блаженство!!!

А потом как будто в центре Земли оказалась, и должна пойти наверх, прорваться. После ощущения нечеловеческой радости меня заставляют пройти сквозь необъятную толщу на поверхность! И я спасовала, не захотелось трудиться, отступила перед тем, что мне предлагалось. Думаю: «Как я не хочу после такой благодати преодолевать этот неимоверно трудный путь, испытывать это нечеловеческое напряжение!»

И тут услышала громогласный рокочущий голос: «Что, не хочешь?!!...»

А рядом со мной подруга из Новгорода, Надя ее зовут. Она мне говорит:

— Ира, пошли, нам это надо пройти!..

Она меня обхватила сзади, я плотно прижалась к ней, закрыла глаза, стиснула зубы, и мы понеслись с ней вверх, сквозь толщу Земли. Мы прорываемся, как будто выныриваем с большой глубины на поверхность — вдох! — и я проснулась...

И сразу рука потянулась сделать крестное знамение. Шепчу:

— Господи, прости меня, грешную, за то, что я усомнилась, не захотела выполнять волю Твою, смалодушничала!

Наутро мы собирались в дорогу домой, и когда меня встречали знакомые, говорили: «Что с тобой, ты какая-то необычная». Да я и сама ощущала, что пребываю в каком-то шоковом состоянии, «отключенном» от мира — какая-то отрешенность от мирской суеты. И в этом состоянии я ехала в Ленинград, где меня ждала моя любимая работа…

.

 
331 роды.     Анэнцефалия. Птичье лицо
.

Света и Миша, обоим по двадцать шесть лет, четвертая беременность, вторые роды.

Это дочь одной моей знакомой, которая занималась различными эзотерическими практиками. Света — женщина с очень сложным характером, она жестокосердно относилась к своим близким. Иногда просто казалось, что она издевается над всей семьей. Первого своего ребенка, девочку — Ксюшу — тоже рожала дома. И вот у Светы новый муж и вторая беременность.

Всем говорю: кому суждено, чтобы мне присутствовать у них на родах — это произойдет несмотря ни на что. Пример — этот случай.

Света должна была рожать в конце июля или начале августа. Обычно в это время у меня отпуск, и меня нет в городе. Честно говоря, очень надеялась, что она родит без меня. Но нет! Она ждала меня целый месяц. У меня дочь тогда в школу ходила, и мы возвращались, конечно, к первому сентября — дочка любила встретиться с друзьями по школе в первый день после каникул, она не могла, чтобы на недельку опоздать в школу: «Нет, мама, мы должны приехать 1-го сентября!» А для меня и сейчас, и раньше, в свои школьные годы, в сентябре в Крыму — самый отдых, когда все по домам на учебу разъезжаются.

Короче говоря, уехала в отпуск с тайной надеждой, что Света родит без меня. Но приезжаю — а она все ходит, ждет.

От этих родов ничего хорошего я не ждала. Чувствовала, что при таком ее отношении к близким и к жизни вообще в родах могут быть серьезные осложнения. Именно поэтому мне очень хотелось «улизнуть» от этих родов. Но не тут-то было…

Роды проходили без осложнений, правда удивил меня один момент. В предпотужной период женщины обычно говорят, что их «распирает», и им от этого хочется тужиться. Этому причина — голова ребенка, которая опускается на тазовое дно и становится мощным «раздражителем» для родового канала. А в данном случае таких ощущений практически не было — у Светы не было чувства, что хочется тужиться. И вот рождается девочка — двойное обвитие вокруг туловища и ног, весь ребенок был обвит. Но, главное — у ребенка практически не было свода черепа: была только крышка черепно-мозговая, но очень маленькая, а в основном — лицо. В акушерстве такую форму лица называют «птичьим». Всё это является основными признаками анэнцефалии — внутриутробной аномалии развития, не совместимой с жизнью. Ребенок родился живой, задышал, закричал. Было сразу видно, что у девочки отсутствует большая часть свода черепа.

Ну, что ж — стою, молчу, — вот и они молчат, а потом Миша спрашивает:

— Ира, а у ребенка все нормально?

Отвечаю:

— Ждала вашего вопроса — это анэнцефалия.

После родов им пришлось поехать в больницу, так как девочка неважно себя чувствовала.

Ребенок жил восемь дней. Ее назвали Вероникой. Бабушка до сих пор ездит к ней на кладбище...

Прошло какое-то время, эмоции утихли, приехала к Свете с Мишей, и мы стали анализировать ситуацию, чтобы понять причину аномалии развития у ребенка. И когда мы начали разбираться, Миша сказал, что у него в роду были люди страдающие эпилепсией и нервными расстройствами, а Света рассказала такую историю.

Они в очередной раз с Мишей поругались, а она была беременна — срок был где-то еще до 12 недель. Поругались: «Жить вместе не будем, разводимся!» Разругались и все! И Света решила сделать аборт. Она уже заплатила деньги — в понедельник в больницу... Но в воскресенье они с Мишей мирятся, решают дальше жить вдвоем в любви и согласии... А ребенок знал, что его будут убивать в понедельник! Это все равно, что расстрел — ряд выстроили, осталось только курок нажать... Представляете, что чувствует человек, который стоит на краю ямы под дулом пистолета, а там бежит гонец и кричит: «Подождите, подождите!!! Пришел пакет, отменяют расстрел», — а люди стоят уже за секунду до смерти. Представляете, что происходит у них в этот момент с нервной системой?! То же самое переживает нервная система ребенка в утробе, когда мама уже заплатила деньги за его убийство... Расстрел уже назначен. И тут он отменяется... А там уже все сработало, расстрел сработал, и нервная система крохотного создания испытывает такой стресс, что не выдерживает — она перестает нормально развиваться.

Могу только так объяснить эту ситуацию. Да еще «подливало масло в огонь» Светино поведение и отношение к родным и близким. Она эмоционально несдержанна, позволяла себе страшно кричать на мать, на бабушку, совершенно не стесняясь в выражениях…

И мать ей все прощала…

.

 
332 роды.     Узкий таз, ручное отделение последа
.

Маша и Дима, обоим по двадцать восемь лет. Вторая беременность, первые роды.

Был — три с половиной часа. У Маши очень узкий таз по мужскому типу, просто «клинышком». С такими размерами и формой таза врачи делают плановое кесарево сечение. А нам, с Божией помощью, удалось разродить ее дома. Пришлось поработать — тужились, тужились, тужились, — в конце потужного периода уже у папы на руках. Папа даже просил передышки, чтобы руки встряхнуть, отдохнуть…

Я предполагала, что у Маши будут непростые роды, потому что характер у нее был очень сложный. А женщины со сложным характером всегда и рожают сложно.

Но ребенок все-таки родился, и, слава Богу, здоровенький!

А тогда мы тужили–тужили, и это было уже невозможно тяжело, и мы пошли в ванну, легли в воду... Голова родилась, плечи рождаются — за плечи подтягиваю, за подмышки, и вдруг — животик застрял!!! Понимаете, у мамы такой узкий таз, что у ребенка застрял живот!!!

Мне уже страшно становится, что тут еще и живот надо тащить! Обхватываю его крепко руками и помогаю двигаться, а он не идет — на животе от моих пальцев аж белые пятна!

Когда ребенок, наконец, родился, держала его в воде. Папа был совсем никакой, замученный такой был... Он хотел уже уйти отдыхать, но я остановила его:

— Так, ты поприсутствуй, пожалуйста, еще ничего не кончилось — послед не отделяется, надо делать ручное отделение…

Папа должен был держать ребенка в воде, пока мы занимались последом. Ребенок отдыхал, восстанавливался в воде после трудов своих. Объясняю Маше, что послед не отделяется, и нет никаких признаков. Пришлось «войти» в матку и аккуратно помочь ему отделиться.

В период подготовки к родам много раз просила Машу:

— Сходи в церковь, исповедайся.

А она: «Я проспала», «Я опоздала», «Дождь был», «Понос был»…

Ни в баню нормально не ходила, советов не слушала — никакой подготовки… Упрямая, со своим мнением обо всём. С ней уже не спорила, думаю: «Делай, как хочешь…» А ребенок крупный — 4’400, и первые роды, и узкий таз! Все у нее было…

Да еще такой характер — во всем она находила какой-то негатив. Предлагаю ей средство, которое всем помогает — нет, она и в этом найдет какую-нибудь пакость. Вся такая наперекосяк — «пила поперечная».

Но ее упрямство сослужило и хорошую службу. Благодаря этому своему качеству, она обоих своих детей родила дома, не пошла на , не стала их травмировать.

Забегая вперед, хочется два слова сказать о том, как Маша рожала второго ребенка.

Было это семь лет спустя. Когда после первых родов от них уходила, сказала:

— Маша, второй раз, следующий — не со мной! И не звони!

Ну да, конечно, «отмажешься» от нее!

Ей муж сказал:

— Дома ты рожать не будешь, поедешь в больницу, чтоб не видеть тебя с твоими родами.

А она тихо так, сквозь зубы, говорила:

— Не пойду я в родильный дом.

Придет ко мне, или, там, в баню, спрашиваю:

— Ну, что Дима?

— Он сказал — в родильный дом.

— А ты?

— А я сказала — не поеду!

Удивляюсь, спрашиваю:

— Как он с тобой живет?!

— А мы устраиваем друг друга!

И вот у них дома второй ребенок рождается. А в ванне вода не спускается, и колонка нормально не работает, бабка соседка старая–престарая, которая все время нудит, брюзжит, квартира в убогом состоянии — собирались переезжать, и не занимались ею. Маша, конечно, молча не хочет ехать в родильный дом, а Дима молча хочет ее в родильный дом сдать...

В итоге, как вышли из положения: вдруг роды случились на 1 сентября! Дима, до смерти счастливый, что ему не надо Машу в родах сопровождать, потому что ему надо за старшим ребенком идти в школу. А Никите семь лет, он в первый класс пошел. И папа довольный говорит:

— Ну все, я пошел за Никитой, а вы тут, что хотите, то и делайте без меня!

Это вот такая была картина.

Ну, там, слава Богу, не 4’400 — там девочка была около трех килограмм. Вытужила нормально, но ручное отделение опять пришлось делать. Когда отделила послед, кровопотери там никакой серьезной не было.

Вышли из ванной. Мы долго вантузом качали, чтобы вода ушла, потом долго там что-то с колонкой делали — то она горит, то не горит, то она дает воду, то чуть-чуть совсем напор дает, да еще бабка брюзжит: «Что вы тут возитесь, мне посуду надо мыть...»

Короче говоря, когда папа вернулся домой с Никитой из школы — дверь ему открывала, — он уже с порога:

— Ну что?

Говорю:

— Да все, расслабься, родили.

— Ну, как?

— Девочка. Конечно, не 4’400 девочка родилась, поменьше, но ручное отделение опять пришлось делать, да.

Он так:

— Ой, хорошо, что без меня!

Вот такая их история про двух детей и одну упрямую маму.

.

 
335 роды.     Роды за двадцать минут
.

Оля, двадцать семь лет и Андрей, тридцать шесть лет.

Звонит Оля и говорит:

— Ира, что-то я не рожаю. У меня уже как у пингвина — яйцо между ног, я уже еле-еле хожу. Я даже в магазин хожу с обменной картой, если вдруг начнется, чтобы знали, куда меня везти, и кто я такая — бидончик для молока и обменная карта…

Девяносто третий год, понимаете, кушать хочется, надо кругом ходить, добывать себе пропитание, стоять в очередях, а Оля вот такая, как пингвин...

Говорю ей:

— Ну, давай приезжай.

Это еще в моей коммунальной квартире было. Оля приезжает. Смотрю ее и говорю:

— Оля, вот если убрать причину, ты родишь через 15 минут.

Она говорит:

— Не надо убирать причину, поехали ко мне домой.

Я быстро собрала свои вещи, и мы поехали. В метро едем, у нее схваточки пошли такие хошенькие. При схватке она нагибалась немножко — я потирала ей поясничку, и мы ехали дальше. Приезжаем домой, улыбаемся. Там двое деток, бабушка и муж. Оля говорит:

— Мама, ты собирайся и поезжай к себе со старшими детьми — я родить буду.

Мужу говорит:

— Андрей, будем родить, помой ванну, а мы тут пока чайку попьем.

Так что же было причиной? Был плоский пузырь, в который ребенок уперся головой. Он не лопался, и ребенок не опускался дальше к выходу. Когда Оля ко мне пришла, открытие было уже четыре с половиной пальца, и голова была очень низко — почти на тазовом дне. И если бы убрали причину — вскрыли бы пузырь — вот там же на моем диванчике все и произошло бы. Но Оле хотелось родить у себя дома. Благодаря , благодаря тому, что женщина ходит в храм, очищается духовно, все у нее случилось так, как она хотела — мы успели доехать до дома и спокойно там родить.

Оля с мягкими такими схваточками предвестниковыми раскрывалась, раскрывалась… Ребенок в пузыре как на лифте мягко опустился на тазовое дно и там остановился, раскрыв все «затворы» родового канала за счет предвестниковой деятельности. Держали только плотные многослойные оболочки пузыря.

И вот, как только пузырь вскрылся, начались потуги. Их было буквально несколько, и ребенок родился. А через 15 минут рождается послед. В итоге длительность родов — меньше двадцати минут. Мучительного первого периода как такового не было — сразу потуги, рождение ребенка и последовый период! Особенность этих родов состоит в том, что предвестники выполнили работу первого периода, и женщина его не почувствовала. Не почувствовала — потому что его и не было. Это так называемая скоординированная предвестниковая деятельность. Это редкий сорт женщин, которые заслуживают у Бога таких родов.

Говорю:

— Вот это я понимаю, вот так надо рожать!

И папа, который стоит рядом спрашивает:

— А что, уже все? А разве такое бывает?!.

Когда уже за долгие годы всякого разного насмотришься, начинаешь мечтать, чтобы побольше женщин рожали так, как Оля.

Готовить женщину нужно так, и так она должна готовиться, чтобы не было мучительного первого периода, а если бы и был, то очень-очень маленький, часа на три – четыре, на пять максимум. Потом потужной, потом последовый. А это можно сделать, если правильная духовная, физическая подготовка, баня, если песни, танцы, если установка природосообразная. А пока так бывает у особо «заслуженных» — все-таки у Оли были третьи роды, и человек она такой — мягкий, добрый, любящий, терпеливый, смиренный...

А потом они четвертого рожали, пятого, вот сейчас — шестого…

Вот такие были триста тридцать пятые роды, которые длились восемнадцать минут.

.

 
344 роды.     Роды по телефону.
.

Катя, тридцать лет, и Саша, двадцать девять лет.

В тот момент была на каких-то других родах. Обычно, когда ехала куда-то, оставляла дома дочке свои координаты, и она передавала, где я нахожусь — мобильных телефонов тогда еще не было.

Вот здесь так и получилось — была на одних родах, а тут захотел и у Кати ребенок родиться. То есть роды «запараллелились». Они позвонили мне. Рассказывали, что происходит, и я им по телефону объясняла, что и как в какой ситуации делать. Вот ребенок родился, слышу, закричал. Говорю:

— Пускай лежит личиком вниз, чтобы он отфыркался, отчихался, задышал. Положите ребенка маме на грудь.

Потом объясняю:

— Давайте сейчас послед выделим. Пускай Катя соски «закручивает» — стимулирует последовые схватки, — пускай представит, как матка спадается, как спускается резиновый шарик и со стенки отделяется послед.

Когда так случалось, что была на одних родах, а в другом месте еще одна пара рожает, Господь видит такую ситуацию и управляет — роды проходили легко, без осложнений. Для родителей это тоже было очень важное событие, что они самостоятельно смогли со всем справиться.

Потом приехала к ним, обработала пуповину, посмотрела Катю.

Любимая икона Катерины — «Знамение» Божией Матери, и она в день величания этой иконы рожала — вот Кто ей помогал.

Была с ними, когда родился их первый ребенок. А вот вторые роды Господь доверил им провести самим, без помощника. Так что опыт домашних родов у Кати и Саши уже был, опыт непростой — тогда потуги были долгие. А второй раз — все было намного легче. Говорю:

— Вот видите, хорошо, что потренировались в первый раз, теперь вы сами со всем справились.

Второго ребенка им доверили родить самостоятельно.

См. также

.

       
2006-2007, Повитуха.ру.
Использование материалов без разрешения авторов сайта запрещено.
Сайт разработан и поддерживается Abacus Ltd