возрождение традиций повивального дела 
Святое семейство
 
Ода родам  
   
Главная
Новости
Повивальное искусство
История водных родов
Наши единомышленники
Автор сайта
 
 
 
   

Новости


21/02/2007 Круглый стол «Культура повивального дела в России»

Часть вторая. Обмен мнениями.

Перинатальная педагогика. Перинатальное воспитание.

Вероника (шесть детей)

Я поняла, что здесь собрались любящие люди, и настолько это радует, что просто очень. Хочется поделиться немножко здесь своим опытом, потому как у меня шестеро детей. Мы с мужем - художники-архитекторы, он практикующий, а я - дома.

Я хочу сказать, что, действительно, испытала, насколько важен в беременности мамин настрой, то, о чем мама думает, на что она смотрит. Я даже считаю, что не так важно как она кушает, и что она кушает, как важно её отношение к окружающему миру. Потому что, это самое главное, то, что потом несет ребенок в себе по жизни. Лично я это увидела на собственном опыте. Например, рождается наш четвертый ребенок, и я вижу, как он очень странно смеется, смех такой «поганенький», вы меня простите, но какой-то очень знакомый. И я вспомнила, где я слышала этот смех - в мультфильме «Розовая пантера», который я смотрела во время беременности. И там был этот вот жулик, который бомбы разные подкладывал. Я думала: «Как он отвратительно смеется», и, тем не менее, я, скрепя сердце, это просматривала: там были и более лучшие моменты, интересные. И вот, рождается у меня ребеночек, который примерно в год и старше вот таким смехом смеется. И, до меня тут дошло, что я взяла на душу такой грех. Нет, чтобы один раз посмотрела, не понравилось - встала и ушла. А я еще смотрела и смотрела: в деревне делать нечего, приезжаем, а там телевизор. И, только после исповеди, когда я осознала это и исповедалась, ребенок мой прекратил вот так смеяться. Слава тебе Господи.

И вот, подобные явления, очень яркие, происходили в каждую беременность. Например, третий ребеночек. Я очень хотела, чтобы ребенок, не знала, девочка, мальчик, был бы такой вот изящный, утонченный, такой вот как бы рябина. И у меня была подруга левша. Я думала: «Вот левши, какие талантливые». Рождается у меня девочка изящная, еще сама твердо не стоит, за кроватку держится и вот так вот она ногу поднимает по-разному, как хочешь, и музыке очень радуется. И она - левша. И инструменты, и всё, что для правой руки приспособлено, ей все это в тягость, т.е. приходится приноравливаться. И так с каждым ребенком происходило.

И когда, я уже мужу рассказала, что, знаешь, вот с этим так, а с этим так. Он говорит: «Я всё понял, беременную жену надо сажать в парник, окружать её цветами, и смотреть внимательно, кого туда пускать, а кого не допускать». И, насколько это важно, я на себе испытала. И потом, когда посмотрела этнографические исследования по родам и беременности, там тоже обращается внимание, как важно не грешить, следить за собой. Особенно не грешить во время беременности. Особенно обидами. Даже если кто-то на тебя что-то имеет, Господь тебе прощает. А вот если ты сама что-то на другого имеешь, то это очень тяжелые роды. И даже кажется, вроде все нормально, но такая страшная боль поглощающая, что просто как я это пережила, не знаю.

И, о связи рода я ещё хочу рассказать. Связь родов особенно чувствуется в молитве. Когда, однажды, дочка моя качалась на качелях, на спортивном комплексе. И, однажды, кто-то мне позвонил, и я чувствую: у меня такая тревога, что я должна положить трубку, а человек – ну никак, не уйти мне, не положить трубку, и вдруг слышу крик. Я говорю: «простите», трубку кладу, бегу. Упала дочка маленькая, два года с чем-то ей было, и – сотрясение мозга. Сотрясение мозга, т.е. она кричит от боли, говорит: «Мама мне очень больно», держится за голову. Я её хватаю, в скорую, в травмпункт и все это время она кричит от боли, плачет. Накануне я читала книгу одну, и там приводится молитва о том, чтобы Бог простил и очистил души наши, родителей, детей, потомков, предков наших, т.е. перечисляешь, кого ты помнишь. Всех, даже кого и не знаешь - Господь знает. И я вот от всего сердца читаю эту молитву, молюсь, и мой ребенок перестает плакать и говорит: «Мама, у меня больше ничего не болит, пойдем домой». Я ей «Ну, тебе же только что больно было. Вот, наша уже очередь подошла сделать этот снимок рентгеновский». «Нет, у меня ничего не болит». Всё, мы встали и пошли, и у неё никаких, слава Богу, последствий. Хотя и рвотные позывы были. Я сама сотрясение имела и представляю, что это такое.

Поэтому очень рада, если у нас будут такие совместные обсуждения, действия во славу Божию. Чтобы наши дети, наши родители были красивыми, любящими, благородными. Помоги нам всем Господь.

Татьяна Алексеевна.

Последние пять лет, я работала в пятнадцатом роддоме, сидя в кабинете ультразвуковой диагностики. Через меня шел колоссальный поток беременных. Все, кто поступает в дородовое отделение, должны пройти УЗИ обязательно, хоть пятнадцатый, хоть двадцать пятый раз, неважно, их всех туда отправляли. И чем глубже я погружалась в исследования перинатальной психологии, тем больше начинала смотреть на экран аппарата уже не просто так, а с определенным анализом.

Однажды я обратила внимание, что детки в утробе мамы сидят по-разному. Раньше я думала, что это просто I позиция, II позиция, передний вид, задний вид, простые банальные положения. Чаще всего встречаешь картинку, когда ребенок сидит в обычной классической позе, такой сгруппированный, как обычно на картинках и изображается. Но иногда я видела, что ребенок сидит, запрокинув голову резко назад, и даже открыв ротик. Первая ассоциация и мысль, которая приходит при этом: ребёнок кричит в истерике! Я долго смотрела и не решалась задавать вопросы маме, все думала, правильны ли мои подозрения, боясь лишний раз нанести женщине психологическую травму. Затем я стала задавать вопросы этим женщинам, и однозначно убедилась, что у таких беременных глубочайшие проблемы - психические, какие-то семейные, или чисто эмоциональные, но есть однозначно. А когда я познакомилась с книгой Аллана Пиза "Язык телодвижений", мне стало ясно, что мне удалось найти доказательство переживания эмоций внутриутробным плодом - язык тела является более древним и выражает наши эмоции гораздо точнее, чем речь.

Я принесла фотографии для иллюстрации.

На видим шейный отдел позвоночника - головка запрокинута назад. На - видим открытий ротик плода.

Одна беременная пришла ко мне на УЗИ и я увидела такие картинки. Я спросила:

- Танечка, что случилось?

- Ну вот, уже всё прошло, уже все нормально.

- Ну, все- таки, Танечка, расскажи.

- Да вот, муж пришел с работы выпивший, они там с мужиками на работе что-то праздновали, и мы поссорились, так я его "отходила" сковородкой, эмоции выплеснулись. Ну, вроде мы уже все забыли, помирились, все прошло.

На что я хочу обратить внимание. Три дня прошло после конфликта, взрослые уже о нём забыли, а ребенок продолжает переживать. Здесь у меня возникла мысль, что у плода время течет по другому, он живет в другом пространстве и в другом времени. Может быть еще и поэтому те начальные исследования, которые показали какую-то психическую деятельность ребенка, не нашли своего подтверждения, потому что не учитывали временной фактор, а при этом могут быть разные выводы.

(Из доклада )

Марина Евгеньевна.

Скажу буквально два слова о творческом аспекте. Прозвучало: Я хочу поделиться своим опытом. Со своей группой юбилейной у меня было два занятия, два рисунка: один рисунок вначале свободный, для себя, для ребенка, а второй рисунок уже в конце занятий, когда они с ребенком уже расслаблялись. Вы знаете, когда мы увидели эти два рисунка, это было совершенно четко, что первый рисунок – это она, а второй – это то, что ей говорит ребенок. Причем, это такая огромная информация, по которой я могла диагностировать угрозу. То есть она ещё не жалуется, а вижу, что есть угроза. Когда мы говорили о питании, то было четко понятно, что ребенку в этот момент надо.

А вот сейчас, я организовала группу «музей для беременных». Потому что важно не только свое творчество, но и восприятие. Вот мы говорим: «этика», а я говорю: «Эстетика беременности». Беременная женщина, действительно, должна быть в окружении красоты. И, по тому, что я говорила о «модели мира», у нас было занятие первое: «Иконы». Я даже хотела создать такой цикл: «Язык православной иконы». На самом деле, хоть мы все стремимся, тянемся к православию, но мы не знаем этого языка, не понимаем, что иконописец хотел нам сказать. Когда мы просто смотрим, зеркально – это одно, но когда мы это ещё и понимаем, то это другой аспект. И действительно, когда мы смотрим на икону, то икона, прежде всего, смотрит на нас. Вот, эти глаза Богородицы смотрят, а в этих глазах, та модель мира, которая должна быть. И, когда женщина смотрит в эти лица других, в лица этих детей, и она воспринимает ту модель мира, которая является нашим источником. Действительно, всех приглашаю, занятия проходят, и может быть на консультацию кто-то захочет. Я думаю, что это, действительно, очень необходимо.

- Марина Евгеньевна, как Вы относитесь к повивальному делу? Как Вы это понимаете?

М.Е. - Как я к этому отношусь, я думаю, понятно, поскольку пришла я сюда, где мы все собрались. «Искусство», вы говорите, , не технология, а искусство. Ис-кус-ство! Это другая составляющая, опять же, это и творчество. И я хочу сказать, почему я к этому пришла. Не как я к этому пришла, а почему я к этому пришла.

К тому времени, когда у меня наступила беременность, я закончила институт. Я очень спокойно к ней относилась. Я прекрасно переносила беременность, я бегала с таким животом - и всё было замечательно, хорошо. И так я поступила на роды в Институт акушерства и гинекологии, где меня знали и ждали. То, что произошло потом, было для меня настолько шокирующим, настолько неожиданным. И, слава Богу, так сложилось, что мы с моим ребенком остались живы. Да, действительно, это было чудо, это было чудо, потому что там было все очень сложно. И после этого я стала размышлять, потому что мой мозг, испорченный медициной, требует объяснений, что же все-таки произошло. Я стала разбираться, потому что у меня было интуитивное ощущение, что я сама в этом виновата. Что не врачи в этом виноваты. Да, были огрехи врачей, конечно, но, у меня было внутреннее ощущение, что я сама в этом виновата, а не врачи. И тогда я стала пытаться разобраться, а что же произошло, почему так произошло со мной, когда я была настолько хорошо настроена, у меня не было ни каких сомнений. Вот тогда я пришла к своему собственному рождению. Я всеми возможными доступными способами вспоминала свое рождение. Я его вновь проживала, и я поняла, что произошло. Проживая своё собственное рождение, я пришла к совершенно другой оценке и себя, и произошедших событий. Поэтому просто необходимо еще до рождения ребенка заниматься с ним, вместе с ребенком – это перинатальное воспитание.

И к повивальному делу у меня отношение, как к более тонкому, чуткому, профессиональному способу родовспоможения, где также учитываются и душевные, и духовные аспекты и женщины, и ее семьи. В условия сотрудничества оно может обогатить современное акушерство с целью помочь женщине родить здорового ребенка.

На круглом столе прозвучали доклады:

Обсуждались темы:

 
       
2006-2007, Повитуха.ру.
Использование материалов без разрешения авторов сайта запрещено.
Сайт разработан и поддерживается Abacus Ltd