возрождение традиций повивального дела 
Святое семейство
 
Ода родам  
   
Главная
Новости
Повивальное искусство
История водных родов
Наши единомышленники
Автор сайта
 
 
 
   

Статьи


ОТЗЫВЫ РОДИТЕЛЕЙ. Сравнительный опыт гражданки Германии.

.

Вера Дорн. Мне тридцать три года, я гражданка Германии, закончила институт иностранных языков, инострановедение. Моя профессия — переводчица русского языка. Живу в России уже почти десять лет, гражданский брак, двое детей.

Информация о домашних родах впервые попала ко мне еще в Германии — у меня там есть подруга, у которой четверо детей, двоих из них она родила дома. Наверное, тогда, после общения с ней, у меня впервые зародилась эта мысль. Когда я была беременна первым ребенком уже здесь в России, я хотела рожать дома, но меня отговаривали, муж тоже не был уверен — боялся, что мы не справимся сами. Многие говорили: первые роды, не знаешь, что будет, лучше в больницу, там профессиональное оборудование…

А мы в тот момент занимались покупкой квартиры, и когда мы пришли смотреть очередной вариант (кстати, его мы и выбрали и здесь сейчас живем), хозяин квартиры сказал, что они здесь, в этом доме рожали своих детей. Я тогда сразу подумала: «А может, и мне тут родить?!» Но тогда нас все-таки уговорили рожать в больничных условиях, все-таки уверенности еще не было. Но когда я забеременела второй раз, у меня снова появились все эти мысли, но я не знала, куда обратиться, у кого спросить. Я уже понимала, что не хочу идти ни на какие курсы, не хочу никакого врачебного вмешательства. Я с ужасом думала, что в роддоме опять заставят лежать на спине во время схваток — а это страшно неудобно и болезненно ─ снова будут кричать на меня: «Рожай, не ори, для ребенка это плохо», и опять будут резать. Самое страшное, когда тебя кладут на спину: схватки ужасные, и ты совершенно беспомощной себя чувствуешь, ничего не можешь сделать, безысходность какая-то. Хочется двигаться, хочется что-то делать, положение менять, чтобы было легче, а на спине ничего не сделаешь. Даже на животе, наверное, можно еще руками как-то двигать, а на спине уже ничего. Меня это очень не устраивало, я боялась, но все акушеры в один голос говорили, что так надо, что, если что-то не так, именно это положение необходимо и т. п. В общем, надо лежать на спине. Ну, надо, значит, надо. И тем более мне обидно было, потому что я знаю — в Германии уже давно не так: женщина может сама выбрать, как, в каком положении рожать, даже в больнице. Слава Богу, что разрешили мужу быть со мной, иначе я бы просто там совсем одна была. Потому что врачи придут, посмотрят, скажут: «Дыши быстро», ─ и уходят, а я чувствую себя так глупо... Если бы они со мной дышали, это была бы еще какая-то поддержка, а так я лежу одна и не вижу смысла в том, что они мне сказали делать, не вижу, что мне это как-то помогает, не вижу, никто не скажет, почему. Объяснений не было, и такое ощущение, что помогать мне тоже было некому. Ощущение, что очень глупо все и непонятно, зачем мне все это делать. Не было помощи ни человеческой, ни профессиональной. Воды у меня уже отошли, и ускорять процесс не нужно было, поэтому врачи сказали, что со мной им делать нечего. Единственное, они ругались, что я так кричу, говорили, что плохо для ребенка, ему мало будет кислорода. Но я не могла по-другому себя вести в этой ситуации — я лежу на спине, ужасные схватки, и я ничего не могу сделать, безысходность такая, что выход был один — орать. Чтобы просто пережить этот момент, чтоб пережить боль. Не могу сказать, что было страшно больно, но было что-то очень сильное, такое переживание мощное, а я лежу на спине, шевелиться нельзя, ничего не могу сделать, такая беспомощность страшная… Мне вначале разрешили на каком-то стуле посидеть, там было полегче, ну, а потом как положили, так и все — вставать нельзя. А я смотрю на этот стул — так мне хочется туда, а меня не пускают…

Вообще-то у меня была договоренность с конкретной акушеркой из этого роддома, что она будет принимать у меня роды. Но было 9 мая, вечер, праздник. Я когда позвонила ей и сказала, что у меня, наверное, схватки, она ответила, что завтра я должна придти к ней на прием, и она мне пропишет какое-то лекарство. Я сижу дома, схватки все сильнее, я абсолютно интуитивно пошла и легла в ванну с водой — на какое-то время стало легче, а потом опять все сильнее… Я позвонила ей снова, и она сказала, чтоб я ехала в роддом. Но почему-то она никого не предупредила в этом роддоме, что мы приедем, и меня еще полчаса обо всем расспрашивали и заполняли карту. Я уже ору от боли, а они мне: «Здесь орать нельзя. Какую страховку будете оформлять?» А у меня уже в глазах темно, я вообще уже не понимаю, о чем меня спрашивают, а они полчаса от меня добивались ответа о том, какую страховку я хочу. Роды были скоротечные, так что моя акушерка не успела вовремя приехать. Я не хочу обвинять или ругать медперсонал — там были очень милые, хорошие люди — акушеры, сестры, но у меня вот так все вышло…

В общем, во второй раз всего этого повторять совсем не хотелось. Я так боялась, что опять мы не успеем, что снова будут скоротечные роды и весь этот ужас.

Я решила — пусть все будет, как будет, все должно как-то само устроиться.

Так и вышло — буквально за две недели до родов закрывают тот роддом, где я рожала первого ребенка и где (я уже смирилась с этой мыслью) собиралась рожать второго. Что делать? Идти в соседний, но там очень дорого, потому что я гражданка Германии, ехать в другой район я боялась, потому что могла не успеть, ведь роды могут проходить опять быстро…

У меня есть приятельница, она рожала дома, роды у нее были непростые, она в свое время рассказывала мне об этом, но мне тогда казалось все это слишком экстремальным, и хотя я уже думала о том, что хотела бы рожать дома, но все отговаривали, да и меня саму пугали все эти истории. Но когда роддом закрыли, я позвонила своей подруге и взяла у нее телефон ее домашней акушерки. Решила — позвоню, поговорю, познакомлюсь, а там видно будет. И после первой встречи было такое легкое чувство, что все вопросы, которые так волновали меня, совершенно отпали. Правда, сначала меня муж атаковал своими сомнениями, боялся, наверное. Но я выдержала, это для меня тоже знак был, что все идет нормально. Потому что, если что-то не так, то от его сомнений и я бы тоже стала сомневаться. И постепенно моя уверенность ему передалась.

Когда я смотрела у моей акушерки фильм о домашних родах, я подумала: вот здорово, что так тоже можно рожать! Правда, у меня все равно не совсем так получилось — роды тоже были быстрые, и схватки были тяжелые. За несколько дней до родов у меня были предвестники, я уже готовилась, созванивалась с акушеркой. Она меня посмотрела, сказала, что уже не больше недели. А чувствую, что уже все близко, что уже у меня такая слабость. Я старалась держать физическую форму во время беременности, мне не хотелось чувствовать себя больной, я ходила в баню (см. ), в бассейн каждую неделю, проплывала по два километра за три дня до родов. А тут чувствую слабость, и ощущения такие сильные, предчувствие. Я поехала вечером в баню, но уже было такое чувство, что мыться не могу. А утром я в половине шестого проснулась, потому что пробка отошла, и схватки уже появились более–менее регулярные. Когда схватки стали усиливаться, я легла в ванну. В воде схватки стали не такие частые, но когда я выходила из ванны, чтобы позвонить акушерке, схватки снова усиливались. Потом отошли воды, меня немного смутило то, что воды были зеленые, я знаю, что это нехороший признак, но тогда как-то не было страшно, даже смешно почему-то. Позвонила моя акушерка, я ей сказала, что воды отошли. Она сказал: «Все понятно, еду». Спросила, дома ли муж. А он в это время с дочкой гулял (Нине в тот момент было два года пять месяцев). Ему я тоже позвонила, сказала, чтобы они возвращались, и пошла в ванну.

Потом домой вернулись с прогулки муж и дочь. Мы уже не успевали никуда ее отправить, так что она активно включилась в помощь мне: гладила мой живот, дышала со мной вместе «по-собачьи», терла мне спину, а когда схватки усилились, и я стала стонать, она тоже стала покрикивать вместе со мной, но не сильно и без всякого страха.

Приехала моя акушерка. Интересно, что она тоже сказала мне дышать «по-собачьи», то есть часто, но если в роддоме мне казалось это бессмысленным, и я совершенно не могла себя заставить это делать, то дома, лежа в воде и дыша подобным образом, я чувствовала, что это приносит пользу. У меня уже было почти полно открытие.

Потом начались потуги такие же быстрые и стремительные, как схватки. Порыв был такой сильный, тяжело конечно было, но все-таки здесь можно было принять в воде любое положение, держаться за ванну, я даже по воде колотила руками в те моменты, когда совсем было невмоготу. И вот, я почувствовала, что голова уже выходит. Это был самый напряженный момент и по силе потуг, и по силе всех ощущений. Это очень сложно описать словами, когда ты понимаешь, что все силы напряжены, что ощущения уже на пределе, но осознаешь, что это очень важный момент — рождается голова твоего ребенка, ты должна все для него сделать, помочь ему. Акушерка моя мне говорила, что часто у женщины во время родов сознание просто «отключается». Я тогда хорошо это поняла, и очень для меня было важно в тот момент, что сзади меня поддерживал муж, а передо мной стояла моя акушерка и просто говорила мне, что мне делать, просто диктовала мне мои действия, и я их механически выполняла, и действительно могла себе позволить «отключить» голову, потому что знающий человек руководил мною, и могла полностью сосредоточится на процессе. Мне кажется, в роддомах врачи как-то упускают этот момент — они просто уходят и оставляют женщину одну, а ей нужен руководитель, кто-то, кому она смотрит в глаза и может следовать за каждым его словом.

Муж меня держал, и я рожала почти стоя, акушерка следила за моим состоянием, руководила потугами — здесь посильней надо потужится, а тут чуть-чуть — потому что она рукой контролировала состояние промежности, чтобы старый рубец не разошелся.

И вот — девочка родилась! Первый момент у меня был очень сложный — я увидела, что ребенок синий, и испугалась, что он не дышит. Но потом я увидела, что она шевелится, открывает ротик. То есть, у нее была какая-то степень асфиксии из-за таких стремительных родов, но все, к счастью, обошлось благополучно. Акушерка облила ее водичкой, потом мы просто дали ей в воде поплавать, отдохнуть, потом уже к груди приложили — девочка начала сосать. Был еще момент, когда послед долго не отделялся — мы ждали, наверное, минут пятьдесят, но потом, слава Богу, он родился. Часа два я пролежала в ванне, кормила девочку, потом она уснула. Меня тоже кормили, потом помыли меня — это было так приятно: просто по-человечески помыться. Потом мы вышли, я положила девочку в кроватку, никто никуда не вез меня на каталке. Акушерка наложила мне швы на промежность. Я сама легла в кровать. Конечно, я чувствовала себя смертельно уставшей, уже трудно было оценивать ситуацию, просто хотелось отдохнуть.

На следующее утро я встала и пошла в душ. И тут я подумала: «Как хорошо, можно просто голышом идти в душ и никто не скажет тебе, что это нельзя, и тебе не страшно, что ты можешь какую-нибудь гадость в туалете подхватить, как меня пугал врач в роддоме».

В общем, я не могу сказать, что мои вторые роды проходили легче, чем первые, но у домашних условиях было несколько моментов, которые все-таки их скрашивали. (См также ) Во-первых, это вода, в ней было и легче, и приятней (См. ), во-вторых, то, что кругом близкие люди, никуда не надо спешить, никто на тебя не кричит, атмосфера более спокойная и уверенная, в-третьих, то, что рядом с тобой каждую секунду акушерка, человек, которому ты доверяешь и который помогает тебе во всем, а в-четвертых, было просто приятно, когда после родов за тобой ухаживают, моют, кормят. И еще очень важный момент — близость с ребенком. В роддоме мне все время говорили, что я должна пеленкой ребенка от себя отгораживать — иначе я могу его чем-нибудь заразить. И это было для меня так странно — как будто я какая-то грязная для своего ребенка. А тут было совсем по-другому: мы лежали вместе в кровати, и уже на следующий день можно было пойти и полежать вместе в ванне. Ребенок от этого ближе, не боишься, что ты его чем-то заразишь, и все так естественно. Принципиально другое отношение. Именно это я очень сильно чувствовала, что в роддоме отстраняют от тебя ребенка, а тут он близко, постоянно этот близкий контакт, кожа к коже, и такое ощущение, что ребенку от этого хорошо.

Девочки мои подрастают. Мы ходим с ними в баню, они не боятся холода, ходят босиком. То есть, мой первый ребенок хоть и родился в роддоме, но дальнейший его путь развития другой, домашний. Мы стараемся вести здоровый образ жизни и так воспитывать своих девочек.

Наверное, мне были даны первые роды в роддоме, чтоб я могла сравнить, чтоб я могла кому-то рассказать о своем опыте.

Также см.

Отзывы родителей.

Интересное в статьях:

Баня и беременность, влияние на здоровье. Как нужно париться. История бани.

как можно их избежать, и как определить, можно ли Вам оставаться дома

Т.А. Бачурина, Врач-неонатолог (микропедиатр)

Передача наследственной информации происходит не только через химическую структуру

Все больше женщин и семейных пар сознательно выбирают домашние роды

«Безвредный» ультразвук может... повреждать генетический аппарат.

Т.А.Малышева. Акушер-гинеколог. Доктор философских наук.

А.Ю Гетманова., журналист, педагог.

М.Е.Комова. Директор учебно-практического центра «Свобода. Творчество. Развитие».

Исследование (5418 случаев) в США

Хасанов А.А., Мальцева Л.И., Хамитова Г.В.

Казанская Государственная медицинская академия, Казанский Государственный медицинский университет.

Н.А.Жаркин. Профессор, зав.каф. Медицинского Университета г.Волгограда

Т.А.Малышева. Акушер-гинеколог. Доктор философских наук.

Читайте в разделе :

 
       
2006-2007, Повитуха.ру.
Использование материалов без разрешения авторов сайта запрещено.
Сайт разработан и поддерживается Abacus Ltd